Прямой эфир

Разговоры о снаряге. Термобельё.
Toha13, 11 Ноября 2018 (22:54) По поводу компрессионного белья. Это которое сильно обтягивает, имеет...
Spect 14.11.2018

Заря биатлона: первые старты и первые «диванные аналитики»

Павел Н., Лента автора 16 Июня 2015 (10:28) Просмотров: 331 0


В год смерти вождя

Несмотря на категоричные утверждения о том – что «Боевые традиции лыжников в нашей стране насчитывают многие сотни лет…», а «историю применения лыж в военном деле обычно начинают с 1499 года, когда русская рать под руководством князя Курбского двинулась на Югорскую землю» (именно так писал «Красный спорт» в 1940 году, вскоре после окончания советско-финской войны), подготовка стреляющих лыжников в СССР была не на высоте и во время «незнаменитой войны», и в первый год Великой отечественной. Однако, приведенная в действие всесоюзная система подготовки «лыжников бойцов» уже к зиме 1942 года дала потрясающие результаты. Можно даже сказать – массовость и хорошая готовность к участию в первых биатлонных стартах Советскому Союзу, во многом, обеспечили участие в войне. Впрочем, проблем адаптации избежать не удалось. 

В довоенных Олимпиадах и, стало быть, в гонках патрулей СССР участия не принимал. Гонки же со стрельбой (или военизированные гонки), которые проводились в нашей стране с 1940 по 1957 годы по своему формату сильно отличались не только от биатлона, но и от того, что в качестве показательных видов было представлено на зимних Олимпиадах 1924–1936 г.г. Например, военизированные гонки в советской трактовке включали в себя метание гранаты, транспортировку пулемета, преодоление заражённой зоны (в противогазе, разумеется). Всё это, наверное, гораздо больше соответствовало названию «военизированная», но мировая спортивная мысль работала совершенно в ином направлении, о чем в СССР, увы, узнавали с заметным опозданием.



В 1953 году — когда биатлон, на правах «родственника», вошел в Международный союз современного пятиборья (UIPM) в СССР и о самом пятиборье знали немногие (несмотря на то, что советская команда пятиборцев успела неплохо выступить на Олимпиаде-1952 в Хельсинки). В январе 1953 года «Советский спорт» под рубрикой «Отвечаем на вопросы читателей» пишет статью «Современное пятиборье», в которой разжевывает болельщику азы малознакомого вида спорта. В этой же статье был следующее предложение: «Существует ещё так называемое зимнее пятиборье, куда входят: верховая езда, фехтование, стрельба из пистолета, скоростной спуск на лыжах и лыжная гонка на 12 км»

По сути, анонимный автор статьи изложил читателю в качестве факта одно из предложений по адаптации соревнований вооруженных лыжников в послевоенном спорте.
 
Ещё раз о первом чемпионате СССР по биатлону

В 1956 году UIPM утвердил, наконец, правила соревнований биатлонистов. В этих правилах не было, конечно, ни скачек, ни фехтования, ни даже скоростного спуска на лыжах. Больше того – эти правила были уже совершенно похожи на те, по которым провели в 1958 году первый чемпионат мира, но… в СССР вооруженные лыжники продолжали состязаться по собственным (подчас импровизированным) законам. 

В 1957 году в Свердловске, в программе чемпионата СССР по лыжным гонкам был дан старт «военизированной гонки на 30 км» (именно так она была записана в протокол). Спустя пол-века вокруг этой гонки возникла настоящая дискуссия – стоит ли её результат считать первым официальным отечественным биатлонным протоколом, а ее победителя Владимира Мариничева, соответственно, первым чемпионом страны. Приняв во внимание тот факт, что правила биатлона — гонка на 20 с четырьмя огневыми рубежами (лежа-лежа-лежа-стоя) — были к тому времени утверждены UIPM, а у участников соревнования в Свердловске и дистанция были иная и стреляли они единственный раз (необходимо было с расстояния 100 метров попасть в два шара) победу Мариничева решено было вынести за скобки истории отечественного биатлона. Впрочем, автор статьи «Две медали В. Мариничева» (московский спортсмен выиграл в Свердловске еще гонку на 50 км) Игорь Немухин ни на чем не настаивал – имевший к тому времени большой авторитет специалиста в лыжных гонках, маститый журналист к экспериментам относился осторожно, и уж если брался что-то утверждать, то ни в коем случае не на основании собственных догадок и версий. 


Что же до первой биатлонной гонки – она состоялась 9 января 1958 года (по моему мнению, именно эту дату и стоит считать днем рождения биатлона в СССР) в подмосковной Яхроме. Рассказывая читателям «Советского спорта» о них, всё тот же Немухин писал:

«Лыжные соревнования, которые состоялись вчера в Яхроме, проводились в нашей стране впервые. Впрочем, назвать их только лыжными нельзя – каждый из участников по ходу гонки, дистанция которой составляла 20 км, должен был поразить из боевой винтовки мишени…»

Всем любителям биатлона я советую прочитать статью «Быстрота и меткость» полностью. Со своей стороны обращу внимание на два момента: 

— в итоговом протоколе этой гонки имена трёх знаменитых (уже в самом ближайшем будущем) биатлонистов – Дмитрий Соколов (вице-чемпион мира 1959), Валентин Пшеницын (призер чемпионата мира 1962) и Владимир Меланьин (настоящий король биатлона первой половины 60–х годов) 

— в статье ни разу не встречается слово «биатлон» или «зимнее двоеборье» — тогда в этих терминах путались даже участники состязаний



Три ступени отбора к первому чемпионату мира

Гонка 9 января была назначена не просто так. Госкомспорт уже подтвердил UIPM своё участие в первом чемпионате мира по биатлону (или «зимнему двоеборью» — единого названия ещё не было), который был назначен на начало марта в австрийском Заальфельдене. То есть на то, чтобы собрать сборную из четырех человек времени было от силы полтора месяца – а быть в Австрии статистами мы не собирались. 

Как происходит отбор в сборную? Через контрольные и официальные старты, конечно же – это сейчас даже самый юный биатлонный зритель знает. С первым контрольным разобрались – 9 января его выиграл динамовец из Кургана Дмитрий Соколов. 

В конце января в Кавголово была проведена товарищеская встреча по лыжам вооруженных сил СССР и Финляндии. В её программу были включены патрульные гонки. В протоколах этой гонки мы видим уже россыпь фамилий будущих биатлонистов – за первую команду Финляндии заявлен Калеви Хуусконен (будущий чемпион мира-1961). Что же до сборной ВС СССР – нельзя не обратить внимание на Федора Терентьева. Свой первый (и, как оказалось, единственный) опыт в биатлоне он провёл уже в ранге олимпийского чемпиона по лыжам и многократного чемпиона страны. Это говорит о том, что подготовка к первому чемпионату мира шла самым серьёзным образом, и упор в ней делался на быстрых лыжников. 



Впрочем, считать встречу СССР-Финляндия отбором к чемпионату мира всё же не стоит – скорее как этап подготовки спортсменов-армейцев к чемпионату страну, что стартовал через полторы недели в эстонском Отепя. В нем гонка на 20 км стояла отдельным видом программы, и по всему должна была перевернуть первую страницу истории биатлона в стране. Страница, тем не менее, вышла не без конфуза. Отчёт о гонке, опубликованный в «Советском спорте» 7 февраля (настоятельно советую прочитать его полностью) был иллюстрирован фотографией Николая Гусакова – в ту пору уже прославленного двоеборца-лыжника (будущего олимпийского призера-1960). Объяснение ошибки простое – находившийся в Отепя неотлучно все дни соревнований Игорь Немухин сразу после написания отчета о гонке отправился в Москву – по месту работы, а в редакции, где нужно было выбрать фотографию, попросту запутались в терминах. Вычитывать текст «мэтра» на предмет фактических ошибок никто, по-видимому, не стал, а фото двоеборца – вот оно, и гадать не надо. 



Частично исправить ошибку пришлось спустя несколько дней – опубликовав на первой полосе газеты за 12 февраля фотографию Александра Губина – первого чемпиона СССР в биатлоне (кстати, в августе этого года Александру Михайловичу исполнится 80 лет – будет повод ещё раз вспомнить события 1958 года).


Наконец, заключительным этапом отбора на чемпионат мира стала гонка Зимней Спартакиады вооружённых сил. «Гонка на 20 км со стрельбой» состоялась там аккурат 12 февраля, и её победителем стал Виктор Бутаков, снявший этим успехом все вопросы о своем участии на чемпионате мира. Примечательно, что будущий трехкратный чемпион мира и олимпийский чемпион Владимир Меланьин, проваливший чемпионат СССР, в армейской Спартакиаде участвовал в качестве лыжника – и убедительно выиграл гонку на 15 км.


Таким образом, сборная СССР для участия в первом чемпионате мира была сформирована в следующем составе – Александр Губин, Дмитрий Соколов, Виктор Бутаков и Валентин Пшеницын. Запасным – мурманчанин Борис Ваньков. Уже в Австрии, подсчитав количество приехавших спортсменов (24), представители UIPM приняли решение допустить к старту запасных участников – пусть и вне конкурса. Под №1 на дистанцию в Заальфелдене ушел Ваньков, чья фамилия, увы, так и не была внесена ни в один международный биатлонный протокол. Что же до отчета о самом чемпионате мира – его я также рекомендую  для прочтения. Во-первых, впервые в официальной советской печати употреблено слово «биатлон», во-вторых, в отчете сквозит плохо скрываемое чувство обиды на соотечественников за невысокий спортивный результат. Что и говорить – журналистов, мало-мальски разбирающихся в биатлоне, тогда просто не было.

Константин Бойцов, медиа-служба СБР
Источник: biathlonrus.com
+1