Прямой эфир

Коронавирус бродит по Европе
В Канаде уже Премьер становится на колени Betacarver считает, что ВВП мечтает попасть  в такую...
igor33 07.06.2020
Разделить трансфер из Иннсбрука до... 26 Декабря 2020 - 2 Февраля 2020 Австрия
Есть место в компании для девушки !!!... 26 Декабря 2020 - 7 Марта 2020 Австрия
ищу попутчика на трансфер... 4 Декабря 2020 - 11 Января 2020 Италия
+17

Декамерон online. Эпикриз

jeejeeit Лента автора 18 Марта 2020 (18:12) Просмотров: 1102 8

предыдущая часть>>

 “Итак, - хвала тебе Чума,
  Нам не страшна могилы тьма,
  Нас не смутит твое призванье!
  Бокалы пеним дружно мы
  И девы-розы пьем дыханье, -
  Быть может…полное Чумы!”

  Александр Сергеевич Пушкин

 

День четвертый, в котором внутренняя полнота чувств радости весны дополняется гнетущим одиночеством, а поток бессознательного рождает химеры о причинах случившегося.

Все самое интересное случается внезапно: официальное предписание властей о чрезвычайных мерах по предотвращению эпидемии нам дали посмотреть совершенно случайно в офисе мелкого регионального банка в самом что ни есть винодельческом пригороде Вероны ­– Вальполичелле.

Просто так, вроде как невзначай: “А разве вы не знаете?...”
Чисто по-итальянски. Что ни говори: «Бог ведет заблудших в неведении – остались бы дома, не приехали – вряд ли узнали».

Неважно, где сказано: в одном из 6234 аятах Корана, послании от Матфея или документе от итальянского МВД. Там ерунду не напишут, там все по-взрослому!

Суть документа предельно проста: без основательных и крайних причин, таких как вопросы жизни и здоровья, производственная надобность и необходимость возвращения в место постоянного проживания, запрещено пересекать административные границы Ломбардии, а также прилегающих к ней провинций – практически всей центральной части северной Италии, а это в переводе на понятный общечеловеческий значит, что нельзя выезжать на автотрассы, включая основные жизненно важные транспортные артерии, такие как магистрали: Венеция – Милан, Модена – Бреннеро, Болонья – Бари и прочие второстепенные и проселочные.

Глядя на свою машину, запаркованную неподалеку от офиса, мы стали спешно заполнять прилагаемую форму, рассуждая по ходу, какие и сколько внезапно появившихся правил, не желая того, мы уже умудрились нарушить. На обратном пути, собравшись с мыслями, заглянув в интернет за познаниями в части территориально деления Италии и подкрепившись некой внутренней аргументацией своего поведения в части случившегося выезда на машине с невольным пересечением при этом административной границы Венето (целых два раза), мы решили заехать в один из сетевых магазинов.

Никакой паники и толп страждущих в нем не наблюдалось, как и, впрочем, обычной картошки и морковки. Стоящий впереди в очереди молодой человек загрузил на коляску более десяти упаковок питьевой воды, немного риса и муки.

Его поведение несколько настораживало, поскольку юноша был юн и упитан и никак не походил на видавшего виды нашего соотечественника, знакомого не понаслышке про продовольственные карточки, дефицит, райкинского “товароведа – друга человека”, про то, как так научиться жить, когда в магазинах голяк, а на столе все есть.
“Видимо, бойскаут, не желающий умереть от жажды, – промелькнула в голове шальная мысль. – А картошку куплю уже в другой раз.”

На дорогах изредка попадались проезжающие машины, солнце припекало так, что не спасали приоткрытые окна, пришлось включить кондиционер. Обычно оживленное побережье озера словно вымерло.

Тут редко когда можно проехать без пробок и заторов, сейчас же обычно шумные городки, переполненные туристами, выглядели безлюдными. Стрелки часов на руке показывали час двадцать. “Уж не ночи ли?”- всплыла в голове вторая дурная мысль и моментально растворилась в многочисленных бликах, словно осколках огромного хрустального блюда разбросанных по подернутой рябью от дуновения ветра поверхности озера. Они слепили глаза даже через темные очки.

С самого начала этих событий, которые я начал отслеживать еще в Москве, как-то слабо верилось в официальную версию распространения короновируса в Италии – легенду про спортсмена, подцепившего вирус в юго-восточной Азии и вернувшегося домой.

Чтобы понять суть причины, совершенно не обязательно носить фамилию Штирлиц, вся информация присутствует в открытых источниках, абсолютно на законных основаниях. Задача – ее отобрать и сопоставить. Но… все равно, исключительно личные рассуждения.

Уже много лет итальянское общество будоражит состояние дел в достаточно изолированных и непонятных по структуре и своему составу агломерациях выходцев из Китая и других стран этого региона, занятых на производстве кожгалантереи для ведущих итальянских марок прет-а-порте. Тот факт, что это не только мутная полукриминальная среда, источник греха и разврата, но и большая социальная проблема, неоднократно заявляли многочисленные волонтеры и даже миссионеры различных христианских доктрин, пытавшихся донести слово Божье для этой бесправной части непонятно какого общества.

Что это за люди? На каком основании они находятся на территории страны? Мы сейчас анализировать не станем – если они есть, а они там есть, значит это кому-то нужно. И эти кто-то люди далеко не последние на местной социальной лестнице. Это факт.

Сравнив информацию о первых выявленных очагах заражения, указанных в прессе и местах этих производственных территорий, нетрудно найти ряд чисто случайных географических совпадений. Но поскольку не только у нас, но и у них “географ глобус пропил”, то удивительное совпадение ареала зарождения пандемии с коммерческо-логистической схемой этой крайне доходной сферой итальянской индустрии, мало кого заинтересует, как, в прочем, и те самые китайцы, задействованные в производстве.

Ну, а дальше дело за малым – в сопоставлении дат. Основная миграция китайцев начинается когда? – правильно, на ИХ Новый Год. А тогда в Китае случилось что? – правильно - начало широкого распространения вируса. Дальше остается прибавить дней 10-12 на инкубационный период, и мы выходим с вами на даты публикаций о первых массовых случаях заражения в Италии

Но… спортсмен, конечно же виноват. Никто не спорит с очевидным.

Вечер. Решение крайне непростой головоломки: как так улететь из Италии, при этом, не попав тут в транспортную засаду, точнее, просто засаду, когда транспорт не ходит. Сначала исчезает информация с официального сайта trenitalia.it о возможности покупки билетов на поезда дальнего следования. Все вопросы только по платной телефонной линии. Пара попыток поговорить по телефону не принесла полезных знаний, но унесла ровно столько евро, что обнулило баланс на телефоне.

Тем временем начинаются чудеса с бронированием обратного вылета рейсами S7 из Вероны. Что-то он не бронируется. Аэрофлот вылетает очень рано, вопрос: как добраться при закрытии движения по дорогам в свете последних решений властей? Но находится вечерний рейс из Мюнхена – большого международного хаба, уж точно из которого вылет не отменят.

Беру самый дешевый билет без багажа, деньги понадобятся для того, чтобы добраться до Германии. Полдела уже сделано. Несколько позже приходит информация о том, что таксистам запретят перевозить пассажиров за пределы провинций. Неутешительные новости приходят по всем каналам. Словения фактически закрывает свою границу с Италией. Вечер перестает быть томным.

Если вы оказались в Италии в трудном положении или просто стоите перед дилеммой, что делать, куда двигаться, прислушайтесь к моему совету, подкрепленному многолетним опытом жизни и работы в этой замечательной стране – всегда и везде надо продвигаться на север.

И пусть Вам в помощь все итальянские муравейники и ягель с мхом, а чуть повыше подтаявшие сугробы, благодаря которым вы всегда сможете сориентироваться на местности.

Большая часовая стрелка или полярная звезда облегчат вашу участь ровно настолько, насколько вы сами того желаете. Особенно в минуты роковые.

И чтобы не забыть ее - эту аксиому, не требующую доказательства, а лишь исполнения, придерживайтесь логики и хода мысли шакала Табаки из как никогда актуального мультика про навыки выживания:

"А мы уйдём на север!
 А мы уйдём на север!
 А мы уйдём на север!
 Когда ж назад вернёмся, не будет никого!
 Не только лягушонка — и косточек его!
 И ко-сто-чек его!
 А-и-и-и… Бедный Маугли.”

Пусть она нескончаемо крутится в Вашей голове, как заезженная пластинка.

…Бедный Маугли сидел перед компьютером. Время стремительно схлопывало окошко возможностей отсюда выбраться. Власти Италии и России, словно злые непослушные дети, наперегонки подбрасывали все новые и новые ограничения в планируемые маршруты, обкладывая возможные пути отступления со всех сторон внезапно возникающими красными флажками.

Наши авиаперевозчики сгоняли всех желающих и не желающих, но вынужденных это сделать во Фьюмичино, оставляя в Вероне, Милане лишь некие мифологические чартеры, на которые можно было записаться исключительно по телефону и имея на руках обратный билет. А что делать, если его нет?

– Девушка! – в отчаянии кричал Маугли в телефонную трубку, разогревшуюся от двадцатиминутного прослушивания ненужной информации. – Запишите меня на чартер из Вероны, я не могу ждать еще двадцать минут, пока Вы переключите меня на другого оператора. Я говорю по роумингу, у меня просто сейчас закончатся деньги…

– Спасибо за ожидание, я Вас переключаю…

Но Фьюмичино находится на юге, западнее Рима за пылающим ярко красным цветом поясом эпицентра эпидемии, показываемым по всем телевизионным каналам,  куда можно добраться только на перекладных – так постарался второй злой ребенок, уже итальянский. Черт с ней, с инфекцией! Зараза к заразе не пристает, как мы знаем. Вопрос один – как туда добраться?

И вот уже Австрия закрывает прямое сообщение с Италией или наоборот, кто их там разберет. Скоростные поезда, связывающие Мюнхен, Иннсбрук и Верону отменены. Говорят…опять это слово “говорят”, что надо лишь доехать до Бреннеро, а там просто перейти дорогу, чтобы сесть на станцию, с которой уже ходят австрийские электрички. Маугли слипающимися от усталости глазами, всматривается в Гугловскую карту и не видит никакой второй станции ни через какую дорогу. Да, есть, вот виден железнодорожный вокзал Brennero/Brenner, а напротив только заведение Pasta e Pizza da Andrea. Явно с нее далеко не уедешь.

Дальше, как пела Земфира, были звонки, ночами темными: «Я тебя, конечно же довез бы, сам знаешь, но вот что-то прихворал. Насморк. Еще изолируют…но у брата жены спрошу. Он, брат, уж точно отвезет. И не дорого». Через час: «У него, у брата, знаешь, жена у брата. Беременная она. Он не сможет. Сам понимаешь. Так бы смог, и не дорого, а сейчас нет, никак… Еще, знаешь, BlaBlaCar такой есть. Ты туда напиши, наверняка кто-то едет. И дешевле будет»…

Маугли взял в руки распечатку билета с приложенным к нему страховым полисом, на мгновение задумался, машинально проведя ладонью по голове, и повторил еще раз про себя: «А мы пойдем на север».

…День последний, Nach Osten или переход сурового через Альпы.

Девять двадцать утра. Роверето. За ночь подморозило. Верхушки близлежащих холмов занесло снегом, от чего редкая еловая поросль на них выглядит как трехдневная щетина.

– Можно билет до Бреннеро? Один, – спрашиваю я одинокую кассиршу, отдаленную от меня стеклом через встроенный в перегородку микрофон.

– Один, – поднимая вверх указательный палец в синей резиновой перчатке, подтверждающий то ли количество билетов, то ли тот факт что в помещении вокзала я один пассажир.

– Идите на третий путь. В девять сорок три, вероятно, будет проходящий. Там и купите билет в поезде. Я не могу его продать – билета нет в системе.

На улице задувает пронзительный ветер. Компанию мне на платформе составляют два чудика: один высокий сутулый араб, укрывающий рот бежевым вязаным шарфом, то ли от холода, то ли от вируса, второй – дитя саванн Серенгети, поджарый охотник на антилоп гну и, по-видимому, на проходящие электрички. На табло надпись бегущей строкой о необходимости иметь с собой документ, подтверждающий экстренную необходимость собственного перемещения.

В указанное время ничего не происходит. Те же небритые холмы, обступающие со всех сторон город, та же настырная ворона, отковыривающая что-то съедобное из под блестящего рельса.

Через пять минут мимо платформы пронесся на всей скорости груженый товарняк, поднимая пыль столбом и сдувая с промерзших лавочек вчерашние газеты.

Снова касса: ближайшая возможность уехать, которая подкрепляется покупкой билета, также проходящий до Больцано в 11-07, а далее – пересадка на поезд из Мерано, уже до конечной остановки. До границы.

Я понимаю, что это только треть пути. В лучшем случае в районе половины третьего мне удастся приблизиться к австрийской границе и я, вероятно, могу не успеть на самолет. Если, конечно, смогу продвинуться дальше на север.

К удивлению, несмотря на постановление о закрытии всех точек общепита, на станции работает привокзальный буфет. Перед витриной-прилавком между двумя расставленными стульями повешена ограждающая красно-белая лента. По всей видимости, она призвана обеспечить требуемое по положению минимальное расстояние между людьми в местах возможного скопления – не менее одного метра. Лента есть, но скопления нет. Оригинально, ничего не скажешь. За стойкой буфетчица в маске, неподалеку от нее сидит, распивая кофе из обычной керамической чашки, по- видимому, мой попутчик – сгорбленный араб. Цедит не через шарф, а так, смело, да еще все это чем-то закусывает. Ароматы свежезаваренной арабики так и влекут к себе, и лишь голос разума, кричащий о мириадах бактерий, принимающих также личное участие в этом безумном “кофепитии”, толкают меня обратно в пустой зал ожидания, встречающий меня сквозняком, пронизывающим помещение из автоматически раскрывающихся стеклянных дверей. Здесь надо продержаться еще час. И при этом желательно, не заболеть. Однако, вероятно, на нервной почве нос начинает предательски чесаться и свербить.

На электронном табло поредевшие строки сократившегося в несколько раз расписания. Против поездов дальнего следования стоит пометка – CAN, что означает cancellato – отменен. Несмотря на полное отсутствие не только пассажиров, но и поездов, рядом с вокзалом дежурят два такси. Водители неспешно протирают стекла машины, аккуратно вытрясают грязь с ковриков. По всей видимости, они просто не знают, что им делать в сложившейся ситуации. Или не желают воспринимать это всерьез. Все происходящее кругом, вернее сказать, НЕ происходящее, больше напоминает постановку из репертура театра абсурда, нежели объективную реальность. И лишь ворона, доковырявшая, наконец, свою добычу, радостно полетела к соседней помойке. Она одна из всех занята реальным и разумным делом.

Поезд пришел вовремя. В нем ехало не более человек пяти, поэтому сперва он показался настораживающе пустым, словно идущим в депо.

Солнце в небе начало прогревать землю. Я сидел у окошка, за которым пробегали знакомые места: вот в облаках показалась вершина Паганеллы, где мы любим покататься на лыжах. Или, правильно сказать, любили.  Вот началась территория виноградников Трамин – гордость  региона и винная дорога Альто-Адидже, о которой так много интересного можно написать и рассказать. Но кому? Для кого? Еще неделю назад все было просто и понятно, а теперь? Это как воспоминания о другой эпохе, другом мире, измерении ДО.

Пересадка в Больцано. Снова такой же поезд. Кондуктор в форме и профессиональной маске 3M проверяет билет. Я невольно осматриваюсь по сторонам в поиске попутчиков с чемоданами. Ведь проще и, главное, дешевле взять в складчину такси до центрального вокзала Иннсбрука, а там уж, как повезет, поезд до Мюнхена.

Чем дальше на север, тем больше кругом снега. Высокие Альпы, белоснежные и сияющие, выглядывали из подступающих к колее деревьев. Время поездки неуклонно приближалось к концу.

На перрон Бреннеро вышло из поезда трое: молодой вертлявый пацан в бейсболке лет так шестнадцати, Мальвина в пирсингом в носу несколько постарше его и я с рюкзаком и чемоданчиком на колесах. И все. Навстречу мне из подземного перехода поднялась на платформу группа военных непонятного рода войск в коричневой полевой форме, на этом одушевленные предметы вокруг закончились.

На привокзальной площади не было ни одной машины такси. Там вообще никого не было. Вдалеке, в метрах ста от меня прошла молодая парочка с собакой, скрывшись в хитросплетении переулков. Я встал посредине площади. Ни души. Город походил на декорацию к вестерну или, скорее, фильму ужасов, в котором, по сценарию, марсиане-таки зачищают нашу планету от белковой формы жизни.

Не найдя ничего лучшего как пойти вперед, я пытался отвлечься от констатации факта собственного поражения: «Ну что? – говорил внутренний голос. – Это ты так до самого Иннсбрука собираешься шкандыбать, или уже сразу до Москвы?»

Треск колесиков чемодана о мостовую, напоминающий морзянку, отдавался эхом в пустых подворотнях и походил, скорее, на сигнал SOS. Пожалуй, это был единственный случай, когда мне хотелось, чтобы кто-то его услышал и правильно понял.

Длительное разглядывание накануне карты местности в поисках вокзала – призрака, наделило меня пониманием того, что иду я в Австрию, а значит в нужном направлении. Вот уже впереди показался большой с виду заброшенный торговый центр, неподалеку на лавочке я увидел говорящего по телефону молодого человека. По сюжету всей этой постановки он должен был бы быть переодетым во все человеческое инопланетянин или, на худой конец, вампиром. Но я не стал подходить к нему по другой причине – мне просто не о чем было его спросить. Извините, далеко ли до Австрии? Или такой перл: «Простите, не подскажите мне как тут лучше перейти границу? Нет? Ну, извините великодушно, поищу сам!»

По ходу движения была небольшая площадь с круговым движением и одноэтажное белое здание с флагштоком перед ним, где реял синий флаг Евросоюза. По логике вещей я пришел по адресу. У здания стояли три легковые машины, первая из них досматривалась парнями в форме. Еще один, видимо начальник, сидел на лавочке, подставив лицо теплому солнцу и, казалось, дремал. Перед ним на столе лежали кипы документов и огромная банка с дозатором. Однозначно наполненная антисептиком.

Казалось, никому до меня не было дела, и я не нашел ничего лучшего как в сопровождении звона и треска издаваемым моим чемоданом, больше похожим по силе звука на пулеметную очередь, мимо них двинуться прямиком в другое государство.

Дремлющий сперва с недоумением уставился на меня одним глазом, сощурившись на солнце, и проанализировав за десяток секунд ситуацию, жестами приказал мне остановиться на месте, после чего принял прежнюю безмятежную позу. Я подчинился приказу. Вероятно, я уже был на территории Австрийской Республики или же мой чемодан, который я выставил впереди меня, но снова, казалось, это совершенно никого не волновало. Служивые продолжали заниматься первой машиной из скапливающейся очереди, время шло, я готовился к штурму, доставая из рюкзака распечатанный билет.

Наконец-то ко мне подошел улыбающийся молодой солдатик. Лет двадцати, не больше, высокий, стройный, лицом точь-в-точь как Мэтт Деймон в молодости. Это сейчас он раздобрел и стал походить на Гарика Харламова, а тогда в начале карьеры был очень похож на этого радушного пограничника. Я решил начать первым, с позитивных моментов, предельно вежливо и оптимистично на итальянском. Послушав мои первые слова, Мэтт вступил на немецком. Улыбаясь друг другу, мы решили продолжить общение на английском, поскольку итальянский он не знал, как, в прочем, я немецкий.

Я тут же вручил ему билет, показывая пальцем на свои часы, а также место и время вылета в распечатке. Диалог в неком сокращенном варианте, был таков:

– Уважаемый, не подскажете, как мне пройти на ближайшую станцию, чтобы поскорее убыть в сторону немецкой границы? Вот билет, опаздываю.

– Знаете, – ответил на Мэтт с белозубой улыбкой. – Австрийская граница закрыта для таких как вы. Вам надо развернуться и отправиться ровно туда, откуда вы сюда прибыли.

– Родной, – продолжал я в глубоко позитивном тоне. – Я не собираюсь в Австрию, просто так случилось, что она оказалась у меня на пути. Мне надо в Мюнхен, в аэропорт, вот билет, и я улечу домой и больше меня тут ты не увидишь.

– Видите-ли, Сэр, – не унимался Мэтт.– Не могу я пустить Вас на территорию Австрии, поскольку у нас карантин.

– Ну, хорошо, не пускайте меня. Тогда, как российского гражданина депортируйте меня на родину - и дело с концом.

– Нет. Я могу только отправить Вас обратно.

– Хорошо, – не унимался я, нахмурив лицо, по сюжету пора было переходить в следующую стадию демонстрации своей решительности и непреклонности. – Начинаем все сначала: вот билет, вылет через несколько часов, в Австрии я никак не останусь, делай, что хочешь, сажай меня на поезд, на автобус и отправляй меня в этот чертов аэропорт.

– У нас отменили международные поезда и автобусы. Вы можете доехать до Германии только на машине. Вот! – он показал мне три телефона написанных от руки корявым почерком на бумажке, прикрепленной скотчем к столбу. – Номера таксистов, вызывайте любого и следуйте до границы Германии, не выходя из машины.

– А сколько это стоит? – не унимался я.

– Ну… евро четыреста… ну, триста, – сказал Деймон смущенно.

– Нет. К сожалению, у меня таких денег нет! – отрезал я. – И у меня других вариантов нет как остаться здесь у вас. Прямо тут, на этом месте. Пока вы меня не депортируете. Все. Я отсюда не уйду.

Деймон посмотрел на меня строго и пронзительно, видно, как учили на подготовке, и подошел к водителю стоящей следующей на досмотр в очереди машины. После непродолжительного разговора он радостно крикнул мне: «Шестьдесят!»

«Пятьдесят!» – столь же радостно ответил я ему, решительно подбегая к микроавтобусу, понимая, что это бинго, случай на миллион, невероятная удача, которая выпадает не часто, воля Всевышнего, данная нам в доказательство невероятной формы промысла Божьего, а иными словами – везуха!

Водитель вышел из кабины и любезно отрыл передо мной дверь, где в просторном салоне сидела одна интеллигентного вида пожилая немка в очках, а в ногах ее лежала также очень немолодая, черная с побелевшей от седины мордой, растолстевшая от возраста и болезней собака. Мы поздоровались. Дама, порывшись в своей сумочке, любезно предложила мне флакончик с дезинфицирующим гелем для рук.

От ритмичного покачивания и работающей печки меня потянуло в сон. За окном сменяли друг друга идиллические пейзажи горной Австрии. Мне казалось, что страница этой истории подходит к концу и можно немного расслабиться. На границе я подписал бумагу о том, что обязуюсь не покидать автомобиль на территории этой славной страны ни при каких обстоятельствах, даже если внезапно приспичит сходить на горшок, что, на самом деле полностью совпадало с моими планами.

А дальше… а дальше мы миновали великолепный Инсбрук, раскинувшийся в просторной долине под горной грядой, мимо за окном открывались виды на замки, красивые деревушки, мысли мои стали путаться, голова падать на грудь. Неожиданное торможение разбудило меня – на трассе образовалось небольшое затруднение в движении, пробочка.

Это была уже немецкая граница, которую мы пересекли в общем потоке машин без остановки. Дальше простиралась Германия выходного дня: со стайками велосипедистов, заполненными парковками у сельских ресторанов, гуляющими с колясками семьями без каких либо признаков глобальной эпидемии. Мюнхен, наблюдаемый в режиме автомобильной экскурсии, поразил полным отсутствием людей в масках. А о перчатках вообще и речи не было. В аэропорту я окончательно осмелел и даже решился отведать паназиатской кухни. Ловкий китаец, мастер лапшичных дел, усердно готовил ее, добавляя всяческие приправы и необходимые ингредиенты голыми руками прямо в тарелку.

Я поймал себя на чувстве что, вероятно, такие же эмоции испытывают люди, вернувшиеся с войны: удивление, непонимание много и ставшего для них привычным и обыденным. Необычное ощущение. Уверенности и свободы, улыбок и жизнерадостности, искреннего веселья и радости.

Где-то я недавно все это уже видел. Похожую картинку, фотографию, образ… запомнил этот момент, это состояние людей и настроение. Где это было? Ах, да, в Вероне! Всего-то несколько дней назад.

P.S.,

Или самая малость недосказанного

– А потом? – спросите Вы.

– Все, как и должно было быть: последний в этот день или, вероятно, последний регулярный рейс в Москву. Две анкеты на борту, космонавт в белом комбезе и маске, медленно проходящий по салону, наводящий на пассажиров тепловизор, больше похожий на детектор инакомыслия, нежели на определитель температуры.

Движения его были медленными и нарочито затянутыми, словно поведение инопланетной твари в поисках затаившейся жертвы в голливудском блокбастере. В такие моменты даже попкорн в горло не лезет, ну, а после всего этого, изрядно позабытый подвал Шереметьевского терминала F с паспортным контролем, получивший в народном творчестве прозвище: «Ну, здраствуй, Родина»…

И после снова бесконечные люди в белых одеяниях.

На этом заканчивается наш Декамерон. Что будет здесь сейчас с нами? Это рассказ в другом стиле, каждая ситуация, каждое место подразумевает свой жанр и свою сюжетную линию.

И название этому произведения будет иным, ну, скажем, не Декамерон, а, скорее всего, – Армагеддон. Но мне лично все это совершенно не интересно. Героика, патетика, роль личности в истории, место народного подвига в литературном произведении –  это не мое. Я безошибочно знаю и понимаю каноны соцреализма, его канву и правила… мгновенно ощущаю его веянье и величественную поступь как старослужащий родной запах кирзы и ароматы казармы. Пусть лучше про это напишет кто-то другой. А я, тем временем, пожалуй, осознанно самоизолируюсь. Удачи! И Вам не хворать!

предыдущая часть>>

© jeejee.it 2020

 

Картина на заставке публикации фрагмент украшения двери. Собор Трои. Апулия. Италия.

Картина в заголовке публикации Возвращение Блудного сына. Фрагмент мозаики. Отранто. Апулия. Италия.

+17
  • 16
  • 4
  • 1
0  
borisign    19 Марта 2020 (02:02)   #

А как там в Италии обстоят дела с работниками МИД России ?

Не пытались ли получить от них какую-нибудь помощь в эвакуации ?

  • 9
0  
jeejeeit    19 Марта 2020 (09:42)   #

Решил вопрос самостоятельно. Но в интернете видел информацию о том что Украина вывозит своих граждан из Италии спецбортами. Про что-то аналогичное с нашей стороны инфы не нашел. Подождем, посмотрим, еще не вечер. При текущем курсе Евро деньги у застрявших там туристов очень бысто закончаться и тогда им там просто жить будет не на что... Да и визы не бесконечны по сроку действия.

  • 1
0  
MARTIN2    19 Марта 2020 (11:09)   #

Увлекательное чтиво!

Словно сам прошёл через всё. А ведь это тоже опыт. 

Спасибо!

 

  • 16
  • 4
  • 1
0  
borisign    19 Марта 2020 (12:04)   #

Решил вопрос самостоятельно. Но в интернете видел информацию о том что Украина вывозит своих граждан из Италии спецбортами. Про что-то аналогичное с нашей стороны инфы не нашел. Подождем, посмотрим, еще не вечер. При текущем курсе Евро деньги у застрявших там туристов очень бысто закончаться и тогда им там просто жить будет не на что... Да и визы не бесконечны по сроку действия.

В Италии дофига украинских заробитчан: ломанулись ( когда дали безвиз ) туда, вслед за румынами...

Сегодня в новостях было, что наших вывозят из Черногории. Интересно, паромы туда из Италии еще ходят ?

  • 9
0  
jeejeeit    19 Марта 2020 (12:25)   #

Если это действительно принципиальный вопрос, то можно зайти на сайт перевозчика и посмотреть. Однако, согласно всем требованиям официальных властей, подобного типа перевозки должны быть запрещены в первую очередь.

  • 16
  • 4
  • 1
0  
borisign    19 Марта 2020 (12:52)   #

Если это действительно принципиальный вопрос, то можно зайти на сайт перевозчика и посмотреть. Однако, согласно всем требованиям официальных властей, подобного типа перевозки должны быть запрещены в первую очередь.

Не принципиально. Просто набрасываю еще вариантов к Вашему однозначному "на Север": можно было морем в Черногорию, Грецию или на Мальту...

0  
Snowaddicted    20 Марта 2020 (17:21)   #

Да, читается как захватывающий триллер)

У ТС стальные нервы,ну или богатый опыт торговаться. Я бы не раздумывая ухватился за номер такси хоть за 300,хоть за 400е лишь бы уехать.

  • 9
  • 4
0  
SASН    20 Марта 2020 (17:39)   #

C нескрываемым удовольствием прочёл все части Декамерона и кулинарный экскурс в Кортине и А.Бадии. Пожалуй это самое лучшее, что можно было почитать в этом сезоне.