Прямой эфир

Коронавирус бродит по Европе
А детки ваще злобные девочки из Россгварди по охране Атомфлота..По стопам бати пошли. Даж завидую....
Betacarver 02.06.2020
Настоящему корейцу завсегда везде скользяк
Такие трассы всяко лучше, чем их отсутствие. Хаять их - просто понты. У нас на Уктусе когда-то на...
adgjecfgf 02.06.2020
+11

Как я выжил в двух лавинах подряд

Notaqueen Лента автора 28 Марта 2020 (14:20) Просмотров: 3323 5

Пробыв под снегом больше часа, лыжник Кен Скотт описывает историю своего спасения. Его рассказ будет особенно интересен тем, кто не может представить свою жизнь без катания вне трасс.

По материалам статьи Тимоти Тейта и Кена Скотта.

После обильных снегопадов, когда снега много, а погодные условия меняются, в катании на горных лыжах не остается ничего определенного или безопасного. Именно это становится причиной наиболее острых ощущений. Паудерные дни зовут в горы на бескрайние склоны и бездонные снега, а курорты в это время стремятся привлечь фрирайдеров рассказами об особенностях местного рельефа и схемами маршрутов любой сложности 

У лыжников и сноубордистов чаще всего есть родная, «домашняя» зона катания, где они знают каждый выступ. Обычно история местной горы изобилует легендами и занимательными историями о всех более-менее заметных камнях. И всё же неизвестное может поджидать за любым углом, или, в данном случае, поворотом.

Управление оценками рисков горнолыжного катания на горе Силвер, штат Айдахо, начало свой отсчет совсем недавно - 7 января 2020 года, когда две лавины захватили врасплох семерых лыжников, три человека погибли, четверых удалось спасти, хотя они и получили травмы.  Телеканал города Спокана KREM сообщил об этом происшествии следующее: «Лавина, сошедшая на сложный маршрут на горе Силвер около Келлогга, штат Айдахо, унесла жизни троих людей и травмировала еще четверых… Лавина сошла на черную трассу 16-1, идущую с вершины Варднер Пик. Доступ к маршруту возможен с кресельного подъемника № 4».

По словам местных жителей, за последние 40 лет на горе Силвер не сошло ни одной лавины, так как все склоны на территории курорта имеют небольшой уклон. Тем не менее, в то злосчастное утро два человека были полностью погребены под массами снега и не один раз, а дважды. Один из выживших пробыл под снегом (и без сознания) примерно 50-60 минут. Другой лыжник оставался погребенным заживо больше часа. Ниже приведен его рассказ, но сначала небольшая предыстория.

***

Кен Скотт родился, чтобы кататься на горных лыжах. Он знал это с шестилетнего возраста.

Автор статьи познакомился с Кеном через общего друга, Тима, через несколько дней после происшествия. И друг, и герой повествования имеют схожие черты: оба смелые, хорошо изучившие горы, в отличной физической форме и в постоянном поиске ярких эмоциональных моментов на горнолыжных склонах.

После знакомства автор попросил Скотта написать рассказ от первого лица, пока травматические воспоминания не оказались затерты временем.

Травма всегда пытается уйти в подполье подсознания. Защитные механизмы психики – это маневры восприятия, которые мозг предпринимает с целью защитить нас от пережитого ужаса. И если мы не будем удерживать травматические переживания на поверхности и работать с ними, позже они уйдут в тень и превратятся в незримых демонов. Именно поэтому Кен записал свои воспоминания и отправил их автору статьи по емейлу 13 января, но не мог перечитать свое письмо на протяжении многих последующих недель. И вот чем он поделился с читателями ресурса Mountain Journal.

Рассказ Кена Скотта

Горнолыжник. Вот кем я всегда хотел быть. Когда мне было шесть лет, мы жили на острове Ванкувер, а семья моего лучшего друга проводила каникулы, катаясь на лыжах на горе Вистлер в Британской Колумбии, в Канаде. Помню, как я смотрел фильмы про горные лыжи и отчаянно хотел кататься.

Я стал упрашивать своих родителей купить лыжи. Мне было уже 12, когда они наконец уступили, объявив, что оплатят половину стоимости лыж, если я возьму на себя вторую. И вот я со своими новенькими лыжами – ни маски, ни шлема, так как шлем еще не существовал в природе, прокатываюсь вниз на полметра, падаю, поднимаюсь пешком вверх на метр, падаю, и все повторяется.

Я поднимался вверх пешком два-три вечера в неделю на протяжении месяца, пока не добрался до вершины холма. Потом я решил, что пора переходить на подъемник и скатиться по-настоящему. Я простоял около кассы примерно полчаса, пока не решился подойти к окошку – я был двенадцатилетним неуверенным подростком, мне было страшно покупать билет, и я боялся высоты. Никто в моей семье не катался на лыжах. Во время того первого подъема в гору на подъемнике я схватился за кресло и не отпускал его до тех пор, пока мне не перевалило за 40. Я просто хотел быть горнолыжником. Это то, что является самой важной частью меня.

Вот что я могу вспомнить о том январском дне 2020 года, когда гора чуть не забрала мою жизнь.

Далее привожу приблизительное время событий:

08.45

Прибытие на вершину горы на гондоле. На горе Силвер выпало около 40 см снега за день до происшествия, так что паудерное катание обещало быть просто отличным. Я увидел Ребекку (женщина, которая также попала в лавину), хорошую знакомую по горным лыжам, которая тоже собиралась кататься. Мы почти не разговаривали. Никаких стандартных приветствий, просто несколько фраз о предстоящем паудерном утре.

«Ты готов?» - спросила она.

Я ответил: «Да!».

«Мне нужно взять лыжи, увидимся там».

«Ок, увидимся на повороте».

Я взял свои лыжи и палки и вышел.

09.00

Надев лыжи, добрался до вершины Пеймастер, следуя за ратраком. Наша группа называет это место «поворотом», так как оттуда можно спускаться разными маршрутами. Это стало нашем обычным местом встречи по утрам и после обеда.

09.10

Мы спустились вниз к подъемнику №2. Катались с этого подъемника разными маршрутами около часа. Всё было отлично. Первым следом везде. Я упал пару раз, так как мускулы устали после предыдущего катального дня. Но Ребекка задала высокий темп, и это придало мне сил.

Кен Скотт и его знакомая Ребекка на пути к вершине горы утром до схода лавины.

10.15

Мы скатились к нижней станции подъемника №4. Когда поднялись наверх, Варднер Пик был все еще закрыт, так что мы ушли влево. Скатились по «Бутлегеру» и вернулись к подъемнику 4.

10.40

Поднявшись на четверке наверх, увидели, что ограничение сняли. Ребекка сказала: «Вперед!» - и мы покатились. Двинулись правее от подъемника, поднялись по пологому участку елочкой и направились по траверсу Варднера, обогнав по пути несколько сноубордистов и пару лыжников.

10.45

Метров через 10 после выхода на траверс увидели группу лыжников, остановившихся впереди нас. Мы задержались посмотреть, что происходит. На том участке не было возможности сойти с маршрута - густой лес, а склон резко уходит в большую чашу. Так что было бы неразумно скатываться именно там.

Тут же стало понятно, что задержка вызвана тем, что лыжня еще не проложена, и человек, идущий самым первым, тропит ее. Мы согласились, что да, надо подождать. Перекатились через плотную кучу снега вперемешку с обломками веток и какой-то грязью – лыжный патруль искусственно спустил лавину при подготовке региона к открытию. Ничего необычного.

10.48

Медленно двигались вперед поперек склона по свежей лыжне, и в какой-то момент сзади подъехали мужчина и женщина. Я немного поговорил с ними, что лыжни нет и она прокладывается в этот самый момент, пока мы с ними разговариваем. Ребекка удивилась, что ее не проложил патруль. Я сказал, что никогда не был на траверсе так рано. Лыжня всегда была проложена, когда я катался в этой области. Она ответила, что никогда не каталась здесь так поздно, под поздно имея ввиду середину сезона.

10.50

Разговор показался весьма необычным – о том, что патруль не проложил лыжню, и я добавил: «Патруль проконтролировал лавинную опасность наверху и наверняка считает, что склон готов и безопасен для людей». В этом сезоне патруль еще ни разу не открывал эту зону. Обычно она открывается при меньшем количестве снега. И все уже долго с вожделением смотрели на недоступные поля идеального снега.

10.50

На этот момент на маршруте передо мной было уже человек десять. Один лыжник решил скатиться вниз в первый же просвет между деревьями. Он сделал около 10 поворотов и остановился. Раздался громкий крик, и еще три человека рванули за ним. Мы продолжали двигаться траверсом. Я смог рассмотреть самого первого человека на лыжне и понял, что это знакомый опытный фрирайдер, который часто ходит в ски-туры. Я подумал тогда – хорошо, за направляющего у нас проверенный человек.

Такова была общая картина на траверсе до того, как люди попали в две лавины, сошедшие одна за другой.

Еще два человека впереди Ребекки ушли с лыжни вниз при первой же возможности. Мы шли дальше, пока не закончился лес. Как только деревья остались позади, двое человек позади нас сказали, что тоже собираются вниз. Я пожелал им: «Классного спуска!», и они исчезли.

10.55

Ребекка и я продвинулись немного вперед, и она спросила: «Пора и нам?». Я ответил: «Да, поехали!». Она развернулась лицом в долину. До того, как она успела сделать поворот, все вокруг начало двигаться. Я увидел, что весь траверс начал сходить. Я упал быстро и мягко. Посмотрел вправо – сход продолжился к краю леса. Слева он достигал скального выхода. Думаю, я сказал: «А вот и мы». Ребекка крикнула: «Держись на поверхности!» Ее лыжи все еще смотрели вниз. Я не успел развернуться, поэтому был боком к движению снега. Ноги выбило из-под меня.

Все, что запомнил в тот момент – мы двигались. Все шло трещинами. «Держись головой вверх. – говорил я себе. – Держись вертикально! Пытайся плыть!» Лыжи оставались пристегнутыми, и я не мог особенно двигать ногами. Не мог избавиться от лыж. «Просто пытайся оставаться на поверхности. Здесь ловушка рельефа. Меня туда несет. Она заполняется снегом. Я туда попаду. Это смерть! Как высоко в снегу я окажусь?» Останавливаюсь. Меня засыпало снегом!

Секунды позже

Ок, я застрял в мелкой могиле. Виден свет. Успокойся, думаю я. «Могу я двигаться?» Нет. Хорошо. Могу двигать правой кистью. И предплечьем. Могу очистить лицо. По крайней мере, я могу дышать.

10.56

Слышу, как Ребекка отчаянно меня зовет. Потребовалось несколько попыток, чтобы как-то ответить ей. Я поднял палку, так что меня заметили. Говорю ей, что со мной все нормально. «Не позволяй никому кататься над нами, чтобы не спустить вторую лавину!»

Пытаюсь оценить ситуацию. Ок – расслабься, дыши, восстанавливай уровень кислорода! Расслабься. Дыши.

Лавина, в которую попал Скотт, сошла на территории курорта. Ниже статистика по всем лавинам вне трасс, предоставленная Backcountry.com и Avalanche.org.

 

Ежегодно в Северной Америке в лавинах погибают от 20 до 40 человек.

90% смертей происходит в лавинах, спущенных самим погибшим или членом группы, с которой он шел.

При попадании в лавину шанс выжить составляет 30%.

10.59

Слышу, как выше по склону оторвалась вторая доска. Чувствую ее приближение. «Это всё». Огромная лавина с ревом приближается ко мне. «Я мертвец!»

Гигантская волна мелких частиц прибывает и обрушивается на меня своей текучей силой. Снег сейчас на самом деле засыпал меня. Я чувствую, как давление снежной массы увеличивается, она сжимает все мое тело, словно величайший грех. Я могу сделать лишь легкий полувздох. Тело сжато со всех сторон. Это давление, кажется, раздавит мою грудную клетку. Вообще не могу пошевелиться! Я открываю глаза. Абсолютная чернота. Никакого света. Закрой глаза! Не люблю темноту! Лучше пребывать в своей голове – так я наставляю себя. Не смотри, там ничего нет. И вдруг я понимаю. На поверхности нет никакого знака, что я здесь! Со мной все мои лыжи, палки, шапка, маска, перчатки.

Затапливает осознание, что нет никаких шансов, что кто-то знает, где я нахожусь.

11.00

Не знаю, засыпало ли Ребекку второй лавиной. Серьезность происходящего доходит до меня. Быстрая мысль: спасатели на за что не смогут добраться до нас вовремя, чтобы найти и откопать. Нахлынула реальность: я умру! Я – статистическая единица не в той части уравнения. Я присоединюсь к парням! Время, казалось, замерло. (Кен говорит о друзьях, которых потерял в лавинах, в основном во время происшествия у Tunnel Creek на курорте Стивенс Пасс)

11.05

До сих пор жив и пытаюсь оценить обстановку. Я не могу двигаться. Говорю себе: «У тебя есть 5, максимум 10 минут». Возможно, что умру за это время. «Если тебе нужна хоть капля надежды, береги воздух. Тебе нужно контролировать ситуацию, не паниковать».

11.10

Я зажат темнотой. Знаю, что это глупо, но мне хочется кричать! Ох, это было глупо, и я только что признал, что облажался. Я не могу ничего контролировать, кроме своего поведения. Попытайся оставаться спокойным. Передо мной начали мелькать сцены из моей жизни.

11.20

Думаю сейчас о Рут, Таш, внуках! (жена Кена, дочь и ее дети) Больше никаких хороших моментов. Больше никаких плохих моментов. Не надо заботиться о пропитании. Не надо заботиться ни о чем. Так вот как оно всё закончится?

11.25

Не могу смириться с этим. Ты должен двигаться! Толкай! Не поддается. Это настоящая пытка. Бесплодные усилия. «Возьми под контроль!» Осознаю, насколько это болезненно - потерять контроль. Контролируемый ужас против неконтролируемого. Контролируемый побеждает! Теперь это постоянная борьба за дыхание, за движение воздуха внутрь и наружу.

11.30

«Как долго это может продолжаться? Почему это длится так долго? Почему я не могу просто умереть? Почему я не потерял сознание?» … Ок, пытаюсь сфокусироваться на внутреннем диалоге. «Контролируй боль потери рассудка». Ух ты!

11.40

Начинаю замерзать. Действительно замерзать. Я чувствую, как все меняется, когда пропадают ощущения. Дыхание кажется другим. Меняется восприятие. Становлюсь спокойнее. Я смирился с тем, что произойдет.

11.45

«Стой! Что это было?» Вроде бы кто-то меня ткнул. Странно. У меня галлюцинации? «Это был щуп около моего бедра?» По диаметру похоже на бамбук. «Это реально! Мне не кажется!» Остановился за сантиметр от ноги. Не удар. Мягкий контакт.

11.47

Пытаюсь кричать. «Ээээй!» Молчание. Ни звука в ответ. Черт! Они пропустили меня! Они не знают, что я прямо здесь! Они двигаются дальше.

11.55

Онемение. Ускользаю куда-то. Мое состояние, та готовность, которая была, явно меняется.

12.00

Шар света в моем сознании становится все меньше и ярче. Дыхание меняется, замедляется, я в полудреме.

12.05

В полузабытьи чувствую толчок. «Что там? Что-то приближается сверху?» Оно реальное? Что-то меняется. Я чувствую, как лопатой отгребают снег. «Собери все свои силы и кричи! Проклятие! Кричи! Кричи!»

12.07

Я слышу неразборчивый вопрос. «Да!» Еще один, и еще. «Да! Да! Да! Да! Да! Да!»

12.10

Те, кто двигались с поверхности, добрались до меня. Очистили мое лицо. «Да! Да! Да!» Облегчение. «Это правда?» Вижу перед собой фигуры, руки, ноги других людей.

Скотт увидел свет снова через 45 минут после того, как его завалила вторая лавина.

12.15

Парни, если вы не верите в чудеса, поверьте! Это настоящее чудо! «Я просто не должен был выжить! Не должен!» Смотрю вправо и вижу Ребекку. Она подходит. Хватаю ее и прижимаю к себе! Не могу отпустить ее. «Она спасла мою жизнь!»

Ребекка говорит: «Позволь им делать свою работу».

Хорошо.

12.17

Слышу, как говорят обо мне: «Давай наденем ему медицинский воротник».

«Ни за что! - думаю про себя. - Мне не нужен воротник! Не надевайте на меня ошейник!» А теперь я говорю вслух: «Не кладите меня на носилки! Со мной все в порядке! У меня нет травм! Не надо мне ошейник! Я был заперт под снегом рядом со смертью целую вечность. Я не хочу провести еще несколько часов без движения, привязанный к носилкам!»

«Хорошо, - слышу ответ. – Дайте мне осмотреть вас».

«Отлично», - говорю я.

«Здесь больно? А здесь?..»

Еще один голос: «Давайте положим вас на санки».

Мне нужна помощь, чтобы подняться. Я ничего не чувствую.

«Мы вас держим».

«Не привязывайте меня! – снова говорю я. – Не обматывайте меня! Хочу сидеть, если смогу. Не быть связанным. Беспомощным!»

«Хорошо, мы сделаем вам поддержку. – объясняет спасатель. – Вот сухие грелки, мы положим их в вашу куртку».

«Хорошо, - говорю я. – Это хорошо».

«Скажите, если вам надо будет остановиться».

«Договорились», - киваю.

Это жесткая поездка. Мотает из стороны в сторону, снег бьет в лицо. «Уж точно лучше, чем в той дыре».

12.30

Мы спустились с горы в офис спасателей. Они помогли мне вылезть из саней и встать на ноги. По человеку с каждой стороны. Идем к двери. Я и еще один человек заходим внутрь, через холл, поднимаемся по лестнице. Наверху заходим в другую комнату.

Прогревание дает о себе знать. Я все еще в полубессознательном состоянии. Начинается неконтролируемая дрожь. Я знаю, где я и что это такое. Я уже бывал здесь раньше. Тогда поездка на гору Маунт Бейкер не удалась. Это была долгая ночная поездка в кузове пикапа во время снежной бури… Давай-ка остановим дрожь. Я оказываюсь в силах сесть на диван и не трястись все время.

12.45

Напротив меня на стуле сидит мужчина. «Он выглядит, как набросок карандашом», - думаю я. Говорю: «Как дела?» Еле слышный ответ. Он выглядит шокированным. Спрашиваю: «Как твое имя?»

«Меня зовут Билл. Меня нашли раньше, чем тебя».

Он плохо выглядит. Пытаюсь поддерживать разговор, чтобы хоть как-то подбодрить его.

13.00

Прибыла машина скорой помощи. Они измеряют жизненные показатели мои и Билла. Отказываюсь ехать в больницу. Узкая извилистая дорога в город покрыта льдом и снегом. Билл делает то же самое. Менеджер по обслуживанию подъемников отвозит Билла в гостиницу на снегоходе.

13.15

Вскоре менеджер возвращается. Они решают отвезти меня на ратраке. Я передвигаюсь сейчас самостоятельно. Мы загружаемся. Говорю ему, что это безумие. Он же отвечает, что я пробыл под снегом не меньше 45 минут. Рассказывает мне обо всем, что произошло, пока я находился в толще снега.

«Невероятно! Безумно! В это трудно поверить!» - то и дело восклицает он, не зная, что у меня точно такие же мысли.

Вот что я помню.

«Дыши, еще раз, еще», – помню, как говорил это себе. А за секунду до того, как мир погрузился в мрак, я услышал: «Мы здесь. И сейчас».

Заключение от Тимоти Тейта

В жизни человека есть моменты, когда привычная жизнь на твоих глазах кардинально меняется. Это может быть замедленное восприятие сминающейся от удара гоночной машины. Это может быть партнер, который переступает через порог двери, и ты знаешь, что он уходит навсегда. Это может быть анкер, который начал выходить из стены. Это может быть лавина.

Выживание в экстремальных условиях зависит от того, кто именно оказался в такой ситуации. Из моего опыта, экстремальные спортсмены - люди, которые всю жизнь следовали за зовом своего сердца – имеют лучший шанс на выживание в опасных ситуациях по сравнению с теми, кто состоит в более спокойных отношениях с горами.

Особенности характера дают нам силу проживать предначертанную нам жизнь. История Кена является ярким примером того, как закаленная воля позволяет выжить в казалось бы безвыходной ситуации.

Горнолыжные курорты в США и по всему миру в настоящее время закрыты, и многие люди катаются вне трасс. Все они должны быть готовы к тому, что в любой момент где-то рядом может сойти лавина.

О Тимоти Тэйте и Кене Скотте

Тимоти Тейт - практикующий психолог в Бозмане, штат Монтана, ведет свою колонку Community Psyche в журнале Mountain Journal. С тех пор, как Тейт начал писать для этого ресурса, он также стал официальным психологом для спортсменов команды The North Face Adventure Team.

Кен Скотт живет в Айдахо. Он работает горнолыжным инструктором, гидом, и недавно ушел с должности представителя одной из компаний, производящих горнолыжное снаряжение.

 

Источник: mountainjournal.org
+11
0  
SkyWalker1969    28 Марта 2020 (16:52)   #

Правильная ссылка на источник https://mountainjournal.org/how-i-survived-two-consecutive-avalanches

0  
[pt]    28 Марта 2020 (21:42)   #

Жаль не понятно кто вызвал Спасов и как те его нашли, бипером и просто работали щюпом по всему выносу.

  • 12
  • 2
  • 1
0  
edgarsr    28 Марта 2020 (23:57)   #
По словам местных жителей, за последние 40 лет на горе Силвер не сошло ни одной лавины,

 

 

Ох уж эти местные жители icon_smile.gif

 

Я стал упрашивать своих родителей купить лыжи. Мне было уже 12, когда они наконец уступили, объявив, что оплатят половину стоимости лыж, если я возьму на себя вторую.

 

 

Это Америка детка icon_smile.gif

0  
Anatoly Miklashevich    29 Марта 2020 (18:25)   #

Ну неудивительно, с такой то толпой на траверсе. Технику безопастности никто не отменял.

0  
ping_new    29 Марта 2020 (19:00)   #

Чистой воды безответственный фрирайд - и еще удивляются