Прямой эфир

Воспользоваться подъемниками «Розы-Хутор» и «Альпики-Сервис» можно будет по единому ски-пассу
Нас, конечно, никто не спросит, но под угрозой самая длинная и самая кайфовая* (по версии райдера Николай)...
Николай Кенийский 10.08.2020
Сколько лыж нужно для счастья человеку?
Забавно, когда неместные местным про правила рассказывают...      А что, уфотон тоже...
borisotto 10.08.2020
+4

Марко Бюхель: «Каждая бабушка должна понимать, о чем идет речь в моих репортажах»

mausefalle Лента автора 30 Августа 2012 (00:05) Просмотров: 1051 6



Бывший горнолыжник из Лихтенштейна и одна из самых ярких личностей Белого цирка последнего десятилетия, Марко Бюхель (Marco Buechel)*, завершивший активную карьеру весной 2010 года, в настоящее время является экспертом одного из ведущих телеканалов Германии ZDF (Центральное телевидение Германии). Именно Бюхель комментировал для немцев финальный этап Кубка мира в Шладминге. Своими мыслями об отношениях СМИ и спортсменов, новых регламентах FIS, реформировании Кубка мира, преодолении страха перед трассой и о ски-кроссе он поделился с корреспондентом австрийского издания derStandard. 

 

Традиционно немецкая теле-аудитория — самая большая по численности в Европе, однако, в отличие от зрителей Австрии и Швейцарии,  немцы следят в основном за своими спортсменами и не так хорошо разбираются в нюансах борьбы за Большой хрустальный глобус. По мнению Бюхеля, его задача как раз и состоит в том, чтобы «каждая кухарка», сидя перед телевизором где-нибудь в Гамбурге, не чувствовала себя полным «чайником».



Марко, твои задачи в качестве спортсмена были ясны и понятны. Какие задачи ты ставишь перед собой, будучи журналистом?
— Я сам часто себя об этом спрашиваю. Наверное, я бы хотел передать притягательность спорта, его эмоциональную составляющую. Я могу делать это голосовыми интонациями, где-то добавить накала, а что-то комментировать совершенно спокойно. В качестве эксперта я мог бы разъяснить какие-то подробности. Если в итоге ZDF останется довольно, то и я буду рад этому.

Работа с ZDF имеет какие-то особенности?
— В Австрии или Швейцарии я мог бы не обращать внимания на детали, но в Германии я должен объяснять многие вещи. Задача состоит в том, чтобы даже 90-летней бабушке, которая сидит у телевизора где-нибудь в Гамбурге, было понятно, о чем идет речь в трансляции соревнований по горнолыжному спорту.  

Бывало ли так, что, несмотря на хороший результат, СМИ не обращали на тебя никакого внимания? Было обидно?
— Как-то в Краньской Горе (Словения) я попал в тройку призеров, но ни один телеканал не взял у меня интервью. Мне не задали ни одного вопроса. В начале моей карьеры было тяжело в Швейцарии, т. к. меня считали иностранцем. Сейчас я пытаюсь представить зрителям на ZDF каждого перспективного спортсмена, конечно, насколько это возможно в условиях телерепортажа.



В ходе спортивной карьеры ты превратился в любимца публики, вне зависимости от национальности. Как это тебе удалось?
— Думаю, дело в том, что я выступал за команду Лихтенштейна. Когда я выигрывал, австрийцы радовались, что победа не досталась швейцарцу. По сути, я был на нейтральной территории. Кроме того, во время интервью я всегда был в хорошем настроении, поскольку со мной хотели поговорить только после моих удачных заездов. Я никогда не дергался перед камерой, в отличие от австрийцев и швейцарцев мне не за что было оправдываться. Никто и никогда не видел меня сердитым.
 
Но ведь когда-то же у тебя было плохое настроение?
— Только моя жена в курсе, что после плохой для меня гонки в течение часа со мной лучше вообще не разговаривать. Если стоящий на финише журналист из Лихтенштейна говорил мне «Плохо, да?» мне нужна была вся выдержка, чтобы не замочить его тут же на месте (смеется). Мне приходилось быть дипломатом, но это было очень тяжело.



Есть ли сейчас в Кубке мира спортсмен, кому бы, на твой взгляд, уделялось слишком много внимания? Может быть, Алексис Пинтуро (Alexis Pinturault, FRA)*?
— Слишком много внимания СМИ не оказывают ни одному спортсмену. На самом деле Пинтуро не является исключением, тем более в Швейцарии. В Германии в рамках репортажа у нас просто нет времени, чтобы подробно рассказать о каком-либо конкретном спортсмене. На Пинтуро мне указал Аксель Лунд Свиндаль (Axel Lund Svindal, NOR)* — 20-летний парень, заработавший 700 очков в общем зачете, просто обязан вырасти в суперзвезду.

А есть примеры несправедливого, с твоей точки зрения,  внимания к спортсменам?
— На счету швейцарца Дидье Дефаго (Didier Defago) есть победы в Китцбюэле, Венгене, кроме того, он олимпийский чемпион по скоростному спуску в Ванкувере. Но его практически игнорируют СМИ на германоязычной территории Швейцарии. То есть, когда он выигрывает, о нем конечно же пишут, в противном случае — нет.

Ты знаком со многими действующими спортсменами. Должен ли ты соблюдать журналистскую дистанцию в общении с ними?
— В этом вопросе я солидарен с Хансом Кнауссом (Hans Knauss)*. Он не стремится найти тесный контакт с молодыми горнолыжниками, держит постоянную дистанцию. Я не боюсь сделать какие-то критические замечания, но обычно по делу. Спортсмен должен уметь правильно реагировать на критику.

Ты всегда старался быть в стороне от политики. Но в составе «Рабочей группы FIS по вопросам снаряжения и безопасности» тебе пришлось сыграть и эту роль?
— В той дискуссии по вопросу безопасности и геометрии лыж мне пришлось выступить против некоторых спортсменов и это было не так просто. Но я осознанно продолжаю отстаивать свою точку зрения. Можно ведь спорить с человеком до хрипоты, а потом вместе пойти пить пиво.

Были очень горячие споры с Тедом Лигети*…
— Да-да (смеется). Он против реформы. Я уважаю его мнение, надеюсь и он мое тоже. В конце концов, мы хотим одного: большей безопасности для спортсменов. Только взгляды на то, как достичь этой цели, у нас разные.

Еще немного о политике: перед финальным скоростным спуском сезона канадец Эрик Гай жаловался на слишком плохие погодные условия в Шладминге для того, чтобы проводить эти соревнования. Были основания для его опасений?
— Австриец Клаус Крёлль опережал его на 48 очков, и на его шлеме был логотип Planai (зона катания в Шладминге, где проходили гонки Кубка мира прим.SKI.RU). Вопрос конечно интересный, но скорее всего не по адресу. FIS – организация международная, и все хотят чистых состязаний. Без конца идут разговоры по поводу договоров, прав на теле-трансляции и их стоимость. Каждый работник трассы старается сделать все, чтобы гонка состоялась. Не думаю, чтобы сам Крёлль хотел бы отмены гонки. 

 
 

Ты выступаешь за отмену таких дисциплин, как супергигант и суперкомбинация (соревнования по скоростному спуску и 1-й попытки слалома — прим. SKI.RU). Не навредит ли это горнолыжному спорту, принимая во внимание Олимпийские игры?
— В руках МОК сосредоточена большая власть, и FIS, как бы это лучше сказать, прогибается под него. Но Олимпийские игры бывают раз в 4 года и никакого отношения не имеют к рейтингам Кубка мира. Горнолыжный спорт является одним из самых зрелищных, однако, как это часто бывает, слишком большое количество соревнований обесценивает их статус.



Ты же побеждал на трассах супергиганта, тебе не жаль этой дисциплины?
— Я поднимал этот вопрос, еще будучи активным спортсменом. Для профессиональных горнолыжников супергигант является одной из любимых дисциплин, но вот большинство зрителей практически не понимают, в чем разница между супергигантом и скоростным спуском, и между супергигантом и гигантским слаломом.

На твой взгляд, упразднение суперкомбинации  не нанесет удар по универсальным спортсменам, выступающим во всех горнолыжных дисциплинах?
— Чтобы выиграть Кубок мира, нужно будет по-прежнему быть настоящим универсалом. К сожалению, суперкомбинация не слишком интересна. Одни хорошо едут скоростной спуск, другие слалом, и лишь 5 спортсменов соревнуются друг с другом за победу Такие соревнования не имеют смысла.

В чем состоят твои предложения по реформе Кубка мира?
— Я за возврат к «базовым» дисциплинам — скоростному спуску, гиганту и слалому. И они должны оставаться классикой. Я еще могу себе представить командную гонку в рамках Олимпийских игр. Зрителям нравятся такие «веселые старты».

Если говорить о теме шоу: как ты относишься к скикроссу?
— Зрелищно. Грандиозно. Здорово. Непременно должен оставаться олимпийским видом. Но там тоже ведутся долгие споры о безопасности, а в прошлом сезоне все поняли, насколько скикросс может быть опасен для спортсменов (речь о трагической гибели канадца Ника Зоричича во время этапа Кубка мира в Гриндельвальде (Швейцария) 11 марта 2012 года прим. SKI.RU).

Каков уровень скикроссеров в сравнении со спортсменами горнолыжного Кубка мира?
— Могу ошибаться, так как не так хорошо знаком со скикроссом, но уровень нельзя сравнивать. Интенсивность и качество тренировок, соревнований у горнолыжников на порядок выше.

Как понимать твои слова, что ты остался безразличен к падению швейцарца Даниэля Альбрехта* в январе 2009 года в Китцбюэле?
— Самый хороший горнолыжник это тот, который балансирует на грани сознания и подсознания. Подсознание говорит тебе — это опасно, страшно, ты не должен этого делать. Но горнолыжник может подавить в себе эти чувства. Когда твой коллега падает, разум сразу задает вопрос — где и почему это случилось? Все иное в этот момент неважно, эмоциональный анализ собственной безопасности начинается позже.

Как можно развить в себе эту способность?
— Через преодоление многих неприятных факторов. На многих соревнованиях бывает страшно, чувствуешь себя отвратительно. Стоишь на старте, перед тобой крутяк, темнота и лед. Каждый раз это тяжелое испытание, но учишься преодолевать это. Если бы гонки в Китцбюэле были в начале сезона, думаю, что многие спортсмены имели бы серьезные проблемы. К счастью, этап в Китцбюэле проходит в январе, когда все уже в хорошей форме и готовы к соревнованиям морально и физически.

В Лихтенштейне всегда были неплохие горнолыжные традиции. Куда подевалась подрастающая смена мужской команды?
— В Лихтенштейне постоянно проживает 36000 (тридцать шесть тысяч) человек. Треть из них — иностранцы. Остается 24000, из них мужчин подходящего возраста — 2000 человек. Допустим, 10 из них чего-то добились в горнолыжном спорте, а 5% из этих 10-ти — добились многого. Короче, остается полчеловека. Очень редко бывает так, чтобы хорошие результаты были и у мужчин, и у женщин. Но теперь в команде Лихтенштейна есть Тина Вайратер*.

***


В этом видео-ролике Марко комментирует прохождение трассы «Штрайф». Можно даже не пытаться переводить с немецкого, а просто посмотреть на работу Марко и послушать реакцию людей в студии.

***
Марко Бюхель — 40 лет, активная карьера в Кубке мира с 1994 по 2010 год. Выиграл 4 гонки (2 в супергиганте, 2 в скоростном спуске), является вице-чемпионом в гигантском слаломе 1999 года. 6 раз принимал участие в соревнованиях Зимних Олимпиад, в настоящее время — эксперт по горнолыжному спорту телеканала ZDF.


Алексис Пинтуро
— 21-летний французский горнолыжник, ворвавшийся в сезоне 2011/2012 в элиту мирового горнолыжного спорта. По итогам сезона занял 11-е место в общем зачете Кубка мира, одержав победу на соревнованиях по параллельному слалому в Москве и 5 раз поднявшись на призовой подиум на разных этапах Кубка.

 
Аксель Лунд Свиндаль
норвежский горнолыжник, двукратный обладатель Кубка мира, многократный чемпион мира, олимпийский чемпион 2010 года.


Тед Лигети — горнолыжник из США, трехкратный обладатель Малого хрустального глобуса и чемпион мира в гигантском слаломе. Олимпийский чемпион 2006 года в горнолыжной комбинации.

 
Ханс Кнаусс
— австрийский горнолыжник, вице-чемпион мира 2003 года в гигантском слаломе, олимпийский вице-чемпион 1998 года в супергиганте. В октябре 2003 года был обвинен WADA в применении допинга, после чего дисквалифицирован. Объявил об окончании карьеры в 2004 году. В настоящее время телекомментатор соревнований Кубка мира на австрийском канале ORF. Это «глазами» его камеры миллионы телезрителей видят прохождение трассы перед соревнованиями.

 
Даниэль Альбрехт
— швейцарский горнолыжник, одержал 4 победы в соревнованиях Кубка мира. В январе 2009 года получил тяжелую травму головы во время падения на трассе скоростного спуска «Штрайф» в австрийском Китцбюэле. 18 дней провел в медикаментозной коме, долгое время восстанавливался после частичной потери памяти. В декабре 2010 года вернулся в соревнования Кубка мира.


Тина Вайратер
— 23-летняя горнолыжница из Лихтенштейна, дочь олимпийской чемпионки 1980 года Ханни Венцель и чемпиона мира 1978 года Харти Вайратера. В минувшем сезоне заняла 3-е место в зачете Кубка мира по скоростному спуску.
+4
  • 194
  • 82
  • 74
0  
kuba    30 Августа 2012 (08:59)   #
очень хорошее интервью!
в основном благодоря интервируемому)))
  • 398
  • 86
  • 29
0  
mausefalle    30 Августа 2012 (11:07)   #
Марко очень позитивный, это видно и на фото и на видео.
  • 10
  • 1
  • 5
0  
о.Валентин    31 Августа 2012 (13:02)   #
Очень чётко сформулирован заголовок, отлично сказано! Главная цель всего этого шоу-бизнеса: доипаццо до каждой бабушки! Чтобы ни одна не ушла неокученной!
  • 398
  • 86
  • 29
0  
mausefalle    31 Августа 2012 (19:25)   #
возможно, но лично я был бы не против, если бы похожий комментатор появился на "русскоговорящем" ТВ. Комментарии гл-соревнований на НТВ+ и Евроспорте не всегда устраивают.
  • 194
  • 82
  • 74
0  
kuba    31 Августа 2012 (21:50)   #
на самом деле это не точный перевод...
не "бабушки" а "телки")))
  • 398
  • 86
  • 29
0  
mausefalle    3 Сентября 2012 (13:21)   #
Саша, не надо стрелять в переводчика, он переводит как умеет :))