+3

«Мой кайт несколько раз рвался пополам, но продолжает всех нагибать». Как стать чемпионом мира в 20 лет

Павел Н. Лента автора 25 Февраля 2020 (03:50) Просмотров: 634 0

На днях 20-летний петербуржец Никита Коданев завоевал золото чемпионата мира по сноукайтингу в дисциплине курс-рейс. В разговоре с отделом спорта «Фонтанки» он рассказал, как начинал, сколько это стоит и как собирается попасть на Олимпиаду.

Сноукайтинг – вид спорта с буксировочным кайтом на снежном покрытии или льду с применением лыж или сноуборда. Никиту Коданева часто называют лучшим сноукайтером России. На последнем чемпионате мира в Финляндии он в очередной раз это доказал, победив в дисциплине курс-рейс. В каждой из 15 гонок он входил в топ-2. Он рассказал о своей истории и планах попасть на Олимпиаду.

С чего начиналось

До сноукайтинга я занимался много чем – футбол, дзюдо, плавание. В первую очередь это было для поддержания общей физической формы. Очень важным оказалось, что родители меня отдали в начальной школе в бальные танцы. Бальными танцами занимался года два или три в секции при школе. Я был единственным из этой секции, кто перешел в профессионалы. Начал ездить на соревнования. Получил первый разряд, а потом понял, что это не очень хороший спорт: на соревнованиях процветает коррупция. Мы усердно трудились, показывали свой лучший результат и были действительно лучшими, но какая-то мамочка подошла, дала взятку судье, и ее дочь стала первой. После этого я сказал: мне это больше неинтересно. Необходимая в танцах пластика мне очень потом помогла в сноукайтинге. Дедушка Мороз подарил мне на Новый год первый кайт. С этого все и началось.

А футболом я занимался в «Смене» несколько лет, но меня это никак не зацепило. Плавание и дзюдо были просто для саморазвития. Когда пришел в кайтинг, я понял – это круто. Каждый божий день я ходил после школы на лед и тренировался. Мне это было в кайф.

Сколько это стоит

Основная проблема сноукайтинга, да и всего парусного спорта, – это достаточно дорого. Самые доступные из парусных видов – это виндсерфинг и кайтсерфинг. Здесь любой человек может потратить 100 тысяч рублей или даже меньше, собрать себе полный комплект снаряжения и пойти кататься. В профессиональном кайтинге годовой бюджет доходит до 3 – 4 млн рублей. Половина уходит на закупку оборудования, потому что на профессиональном уровне нужно два комплекта кайтов. Короче, вложений будет очень много, а окупаемость – под вопросом.

Поэтому сноукайтинг достаточно «старый» вид спорта. Именно зимой у нас средний возраст гонщиков примерно 35 лет. В основном это бизнесмены, есть даже миллиардеры. Летом та же история, но благодаря тому, что летний кайтинг вошел в программу Олимпийских игр, стало больше молодежи. Теперь средний возраст 23 – 25 лет.

Можно пользоваться одним и тем же кайтом 2  -3 года. У меня, например, есть кайт, который мы купили года четыре назад. Он рвался несколько раз пополам. Я его сшил и продолжил пользоваться. И это самый быстрый кайт в России, при том что весь шитый-перешитый. Все удивляются: как это возможно? Там ткань уже продувается, но он всех нагибает. В Петербурге еще очень хорошая поддержка от правительства. Есть социальные выплаты, которые помогают.

Что такое социальные выплаты

Среди своих мы называем это стипендией, но официально это называется «Социальная поддержка от правительства Санкт-Петербурга». В каждом регионе разные ставки. В Москве она, кстати, меньше, чем в Питере. Чтобы ее получить, нужно попасть в призы на Кубке мира, чемпионате мира, Европы или России. От рейтинга соревнования зависит размер социальной выплаты. Ее предоставляют раз в месяц на протяжении всего года. Плюс раз в год идет премирование за лучшее достижение в году. Это помогает хоть как-то держаться на плаву. Сейчас ставка изменилась. На чемпионате мира за 1 – 4-е места, первое место на чемпионате Европы и Кубке мира дают от 30 тысяч ежемесячно. За 1 – 3-е места на чемпионате России – 15 тысяч рублей. Не существенные деньги, но хоть как-то они помогают спортсменам окупать оборудование и выезды.

О призовых

Призовых зимой, к сожалению, нет. Есть разные поощрительные призы. Обычно самые клевые на Кубке Сибири, потому что там самая большая медийность. Там дают всякие шмотки, приколюхи. В Европе бывают смешные призы. В Италии на чемпионате Европы дарили всякие местные приколюхи – пасту, томатную пасту, оливки, помидорки, мясную нарезку. Летом все иначе. Там есть соревнования Gold Cup, и там уже есть более солидные призы. Там за первое место спокойно можно отхватить до 10 тысяч евро. Я еще там не участвовал, но в этом году я собираюсь полностью уходить в лето и начинать готовиться к Олимпиаде. Летом перспективнее заниматься.

О помощи родителей

Я не очень люблю тратить деньги родителей. Отец всегда мне говорит: «Давай купим то, давай купим это». Я отвечаю: «Нет, мне это не надо». По факту мы один раз вложились в самом начале и больше ничего не покупали. С тех пор мы уже давно отбили все наши затраты. Спонсоры редко платят деньгами. Чаще всего помогают оборудованием, которое ты потом можешь продать. Это и плюс социальные выплаты – то, что помогает зарабатывать в нашем виде спорта.

О травмах

У нас ломают руки, ноги, да все, что угодно. Многие могут по глупости пойти кататься зимой, когда МЧС запрещает, и проваливаются под лед. Недавно у нас был случай, когда мальчик на виндсерфинге попал под метеор. Колени – это профессиональная травма. Лед не всегда ровный. Из-за этого колени ходят как пружины – туда-сюда. За сезон они страдают очень сильно. В 20 лет у меня колени болят и хрустят. Но я стараюсь следить за этим – постоянно делаю МРТ. Много гонщиков ушли только потому, что их колени просто отказывали. Еще буквально отмерзают конечности. Из-за постоянного холода, в котором приходится заниматься, я почти не чувствую пальцев на ногах. Даже электрогрелки не спасают в ботинках.

О теплой зиме

Это большая проблема для нас. Такая ситуация не только в России. Сезон у нас стартует в Новосибирске. Соревнования называются Кубок Сибири. Мы туда уезжаем в начале декабря, гоняемся неделю. В прошлые годы температура в это время была -20...-30. Мы там замораживались конкретно. Пальцы на руках и ногах просто немели. А в этом году мы туда приехали, и там +2 почти всю регату и дождь. Мы тогда стали догадываться, что зима будет проблемной. Так и получилось. Из-за погоды отменили первый и второй этапи Кубка мира. Чемпионат мира должен был быть в Эстонии, но там ничего не замерзло, и соревнования буквально за неделю до старта перенесли в Лапландию. Сейчас, кстати, я должен был бы находиться на Украине, на третьем этапе Кубка мира, но и его отменили. У нас остался только один этап – в Тольятти. Собираюсь туда во вторник. До недавнего времени там было хорошо, но сейчас тоже стала плюсовая температура. Придется гоняться по водичке, если ничего не изменится. Приятного мало: ты весь мокрый от подтаявшего льда вплоть до трусов.

Об учебе

Первый курс я учился в Высшей школе экономики на международном факультете «Политология и мировая политика». Потом я понял, что там слишком тяжело, что надо сваливать туда, где преподают на русском и немного попроще. Пошел в Российскую академию при президенте. Там учусь на политологии уже два года. В принципе, нормально. Но я себя пока вообще никем не вижу в будущем. В нашем мире тяжело сто процентов предугадать, чем ты будешь заниматься. Твои хотелки не всегда работают. Поэтому я ничего надолго не загадываю. Главное сейчас – это доучиться и как-то совмещать это со спортом.

Сейчас я пытаюсь продвинуться в плане производства чего-то полезного для кайта. У нас готовится первая партия чехлов для лыж. Летом сделаем чехлы для досок. А дальше посмотрим. Есть спрос – почему бы и нет. Еще я немного тренирую. Вот так занимаюсь всем понемножку. Посмотрим, что из этого выстрелит.

Об отношениях с родителями

Все началось в 2013 году, когда мы плотно начали заниматься яхтингом. Там была куча выездов, и в Питере я почти не находился. Можно сказать, что с этого момента родители мной уже не управляли. Естественно, я могу у них спросить какой-то совет, потому что жизненного опыта еще мало. Даже в университет я поступал чисто из-за собственных амбиций. Переводился точно так же, хотя папа мне говорил, что переводиться из «вышки» не очень хорошо, это ведь крутой вуз. Я говорю: «Слушай, чувак, это моя жизнь». У меня с родителями неформальные и дружеские отношения. Они мне сами говорят, что главное это не вылететь. Для меня учеба – не приоритет, и поэтому я позволяю себе закрывать сессию на минимальные баллы.

Об участии в Олимпиаде

У меня есть хорошие шансы попасть на Олимпиаду. Если хорошо потренироваться и вложить бабла, думаю, я возьму олимпийскую лицензию. Для этого нужно занять определенное место на соревнованиях. Обычно это топ-20 на чемпионате мира.

+3