Поход на Эльбрус 2021. Ищу компанию. 7 Июля 2021 - 22 Августа 2021 Россия
Разделю коттедж в Красной поляне с... 2 Декабря 2021 - 9 Января 2021 Россия
0

Нормальный здоровый кретинизм, или как едут в горы в первый раз

Reports Лента автора 3 Мая 2004 (14:16) Просмотров: 174 0
Конкурсная статья
Условия участия в конкурсе «Моя Зима»

Грустно сидя на лекции у одного очень педантичного и неприятного преподавателя, мы отчаянно скучали. Близился праздник всех мужчин, и это как-то настораживало и не радовало.
Атмосфера располагала к грусти, галерка уныло молчала, как вдруг чей-то задумчивый шепот возвестил - а в горах снег лежит…

В горах? Снег? Поехали? Айда! Кто? Я, и я! Я тоже!
А куда поедем? Да какая разница! Лыжи! Снег! А кто вообще в горах был хоть раз?
Последний вопрос застал всех врасплох. И тут выяснилось, что из собравшихся на Кавказе никто не был, а на лыжах стоять умеет одна Алина. Ну и ладно. Ну и подумаешь!
В итоге через 6 часов 2 девушки и 4 парня впрыгнули в поезд Москва-Нальчик.

- Люди, а куда мы едем? Димка, ты карту хоть какую-нибудь взял?
- Обижаешь! Конечно, - гордо ответил Дима и продемонстрировал нам отпечатанную на принтере карту северного Кавказа, на которой вполне четко можно было увидеть город Нальчик.
- Дима!!!
- А что, что-то не так?

…Поломавшийся микроавтобус, выловленный в 6 утра на вокзале Нальчика и обещавший отвезти нас «в горы», добавляет веселья всей честной компании, и только сейчас мы осознаем весь кретинизм сложившейся ситуации – шесть человек стоят на горной пустынной дороге, которая ведет в неизвестном направлении.
И эта чокнутая компашка не знает, ни куда едет, ни что ее в этом «никуда» ждет. Через полчаса нас подбирает местный дребезжащий катафалк, который курсирует между Нальчиком и неизвестным населенным пунктом по другую сторону перевала.

Втиснувшись в это допотопное средство передвижения, мы погружаемся в подозрительно воняющую атмосферу местного колорита. Вместе с людьми в автобусе едут: коза, баран, куры в клетках и две собаки. А еще молчаливые женщины в платках, натянутых по самые носы. Люди же сидят, развалившись, дымя папиросами и искоса поглядывая в нашу сторону.

Нормальный здоровый кретинизм, или как едут в горы в первый разНормальный здоровый кретинизм, или как едут в горы в первый раз … Горы завораживают. Они выглядят мрачными стражниками каких-то таинственных богатств, и, кажется, с подозрением к нам приглядываются.
Проезжаем Тырныауз. Тут баран и собаки выходят, зато набивается человек 20 народу.
Едем уже третий час. Населенных пунктов не наблюдается, да и вообще каких бы то ни было признаков цивилизации. Только снег, крутые склоны, на которых вальяжно развалились густые облака и узенькая дорога, ведущая вверх.
На повороте автобус останавливается. «Эй, лыжники, вам выходить». С недоумением оглядываемся – это место ничем не отличается от десятков других, которых мы благополучно миновали.

Нормальный здоровый кретинизм, или как едут в горы в первый разНормальный здоровый кретинизм, или как едут в горы в первый раз - И куда нам теперь? Вроде как лес вокруг?
- Да вон тропинка, видите? По ней пойдете, через километр будет гостиница «Чегет».
Взваливаем сумки на плечи и бредем в разбушевавшейся метели через лес. Снега тут столько, что при экономном расходовании у нас, его хватило бы лет на 10.
Внезапно деревья расступаются, дорога заканчивается, и мы оказываемся в крошечной долине. Справа 9-ти этажная, типичной совковой постройки, гостиница «Чегет», прямо перед нами ровная площадка, размером с футбольное поле, со всех сторон окруженная кафешками, забегаловками, ресторанчиками и откровенными лабурнями. А за ней… За ней чуть ли не вертикально вверх возносится Чегет Кара Баши. Самое «подходящее» место для людей, ни разу не стоящих на лыжах.

Нормальный здоровый кретинизм, или как едут в горы в первый разНормальный здоровый кретинизм, или как едут в горы в первый раз Алина, узрев склон, теряет разум, и каким-то образом вклинившись в переполненный прокат, хватает лыжи и с криком: сами разберетесь, несется к подъемнику. 23 февраля. Мест нет. Мальчики приуныли и с надеждой взирают на меня. Мне бы тоже хотелось повзирать на кого-нибудь с надеждой, но кандидатур подходящих нет.
Зато нарисовывается маленький юркий тип с хитрой физиономией и, оттащив меня в сторону, заговорческим шепотом предлагает альтернативный вариант проживания – в общежитии трудовой местной молодежи имеются две комнаты на 4 и 2 человека всего по 100 рублей с носа за ночь. Я готова его расцеловать. Вваливаемся в «апартаменты». Да, это не «Метрополь» - в нашей с Алинкой комнате стоит температура, всего градусов на 5 отличная от температуры за окном. Из удобств – 2 койки и неработающий обогреватель. Ну и ладно. Можно подумать, нам тут месяц жить.

Побросали вещи и отправились на поиски лыж. Кажется, это может стать глобальной проблемой. Прокат всего один, лыж там нет, зато есть очередь. Лыж нет, зато есть инструктор. Вряд ли мужика вдохновила идея возиться с абсолютными чайниками, но пурга выгнала со склона всех нормальных людей, остались только 4 клинических идиота, которые ни снега, ни гор, ни тем более лыж в глаза не видели и поэтому восторженно рвутся «на подвиги».
Со вздохом, он покоряется судьбе и предлагает нам съездить в Терскол, который находится в 5 км выше. Теоретически, там более развитая инфраструктура и, соответственно, есть шанс найти лыжи.

Находим унылого таксиста, который соглашается по такой метели отвезти нас в Терскол. Методом проб и ошибок мы наконец-то находим себе лыжные комплекты. Добрая женщина из мрачного подвала санатория Министерства Обороны даже не берет с нас залога.
- А если мы лыжи поломаем?
- Ну и бог с ними, лишь бы головы целы остались.

Приезжаем на Чегет. Наша общага стоит на небольшом холмике, поэтому, проголосовав, мы решаем, что надо переобуться именно тут, а потом совершить боевое крещение – встать первый раз на лыжи и гордо съехать ко входу в гостиницу, где нас ждет инструктор.
Переобуваемся, ржем, встаем на лыжи. Я отталкиваюсь и вперед. В голове мысль: «Ну хорошо, вот я еду, а если мне захочется остановиться, то что делать надо?» Наклон, а соответственно, и скорость увеличиваются. Вылетаю на дорогу и оказываюсь в пяти метрах от выруливающей «Газели». Глаза водителя сравниваются по размерам с фарами, он лихорадочно вертит баранку, а мое тело реагирует быстрее, чем мозги. Оно просто падает набок. Бу-бух! Сверху на меня плюхается Дима, через секунду в него врезается Юрка.

Я сыграла роль неплохого шлагбаума. На склоне кроме нас и несчастного инструктора никого нет. Полчаса карабкаемся лесенкой вверх, чтобы за 3 секунды кубарем скатиться к подножью. Дядька ставит нас в жесткий плуг, больше ему ничего с нами делать неохота – оно и понятно, вечереет, холодает, да и вообще сегодня праздник!
Тут откуда-то сверху сваливается абсолютно заиндевевшая Алинка.

- Пошли в какую-нибудь лабурню, если я сейчас не выпью коньяку, то умру на месте.
- Ты же коньяк не пьешь?
- Ага, не пью. Ну, бутылку, ну две, а так не пью.
Анька, отбив с себя намерзший лед и тяпнув граммов 100 коньяку, рассказывает.
- Вы говорите, тут пурга? Ха-ха-ха, и еще раз ха! Я пока поднялась, думала живой наверх не доеду. У меня глаза не открывались, потому что ресницы смерзлись. А когда я все-таки доехала, то пожалела, что подъем закончился. Наверху вообще ничего не видно! Ни куда ехать, ни куда поворачивать… Если бы не добрый мальчик, который, видимо, не мальчик – ангел, то вряд ли вы бы меня увидели.
Я спускалась три часа. Потом долго пила коньяк, после чего мы с Эдиком решили выпить коньяку наверху и спуститься вниз на креселке. Поднять-то нас подняли, а вот обратно… Канатку выключили, и нам пришлось спускаться на лыжах! А вы говорите, я коньяк не пью… Рядом сидит какая-то абсолютно растаманская компашка.

- Эй, чудики, вы откуда, от верблюда?
Невозмутимый Юрка молча берет бутылку пива, поворачивается к шутникам и, отодрав зубами железную пробку, отвечает: - Мы? Так мы так – сами по себе.
- А… А… А, так привет, народ.
Больше желания шутить ни у кого не возникает, в кафешке становится тише, и мы, заскучав, уходим. Вечером наши мальчики заваливаются спать, а мы с Алиной идем в народ. Ее спасатель Эдик строит ей глазки и умильным голосом предлагает пойти на вечеринку в «соседний аул». Перспектива оказаться в снежный буран в лесу с малознакомым типом Алинку не прельщает, и мы прячемся за спины каких-то москвичей, которые этому факту радуются неимоверно.

- Девчонки, пойдемте с нами в бар?
Мы смотрим друг на друга, потом на грустного Эдика, который мрачно курит в углу, опустив уши.
- ОК, пошли.

В Чегете наблюдается катастрофическая нехватка женщин. На полтысячи мужиков 50 барышень, из которых подавляющее большинство – матроны в постбальзаковском возрасте. Мы испытываем смешанные чувства: врожденная честность не позволяет приписать мужское внимание нашему весьма затрапезному внешнему виду, а женская самовлюбленность шепчет: «Вот видите, вы прекрасны, даже когда выглядите, как доярки колхоза «Светлый Путь».
Атмосфера в баре совершенно потрясающая. Сегодня праздник и народу в крошечное помещение набилось столько, что стоять приходится на одной ноге. Лыжники, бордеры, альпинисты, сбивающая с ногу музыка, радостные пьяные крики, разноцветные парики и эвересты разнокалиберных бутылок. Варимся в этой каше часа три, потом усталость берет свое, и мы с сожалением выползаем на улицу.

Нормальный здоровый кретинизм, или как едут в горы в первый разНормальный здоровый кретинизм, или как едут в горы в первый раз Метель не прекращается, впечатление, что снежная подушка наверху безнадежно разорвалась и теперь мир завалит пушистой многокилометровой периной.
Заваливаюсь в сугроб. Какая красота!!! Вот так бы лежала и лежала, думается мне, но через секунду вскакиваю, как ужаленная. Взгляд падает на двухметровые сосульки, висящие на козырьке крыши прямо над моей головой. Если такая «бубочка» грохнется, от меня даже воспоминаний не останется. Утром из-под одеяла на кровати напротив показывается один глаз.

- Привет, одноглазая.
- Сама такая.
Выползаем, одеваемся. Мальчики еще спят, и мы долго нудим у них под дверью, торопя и ругаясь. Алинка теряется сразу после завтрака, а ко мне намертво приклеивается давешний москвич. Ну и ладно. Народ на горе есть. Немного, но движений больше, чем вчера. Погода чуть лучше, но снег все еще идет.

Опять карабкаемся лесенкой по крутому склону. 95% времени уходит на это выматывающее занятие. Не знаю, как насчет ездить, но карабкаться вверх по склону мы научимся виртуозно. Просим инструктора завезти нас на гору и прямо по ходу спуска учить кататься. Мужик стучит пальцем по лбу и отказывается наотрез.
Еду вниз, на пути стоит, считая ворон, какой-то кретин. Ору ему, чтобы отползал, естественно, безрезультатно. Влетаю в него, вместе падаем.
- Вау, а ты что тут делаешь?
О нет, только не это!!!! Рядом в снегу счастливо барахтается мой одноклассник и всемирно известный зануда Валера.
- С аквалангом ныряю, - буркаю я, и пытаюсь улизнуть. Не тут-то было! Он хватает меня за рукав, вываливает гору совершенно ненужной информации и, без остановки, начинает поучать:
- Если ты будешь так невнимательно на всех наезжать, то или кого-нибудь зашибешь, или …

Последние слова он говорит пустоте, так как я уже далеко. После эпохальной встречи на склон мне идти не хочется совсем. Валера, сложив руку козырьком, старательно высматривает меня в слишком малочисленной, чтобы хорошо спрятаться, толпе. Я затравленно озираюсь и, увидев за столиком московскую компашку, позорно ретируюсь в помещение.
- Вот так человеку отбивают охоту к занятиям спортом, - грустно сообщаю я сама себе и заказываю глинтвейн. Московская толпа, накачавшись коньяком, уезжает наверх, остается только один, видимо я могу считать его своим поклонником.
Подъезжает Алина и понуро сообщает, что у нее сломалось крепление.

- А, черт с тобой, бери мои лыжи, все равно меня ничего хорошего на склоне не ждет, - стягивая ботинки, говорю я, и киваю в сторону счастливой физиономии Валеры, который наконец-то увидел меня, и ждет только, когда народу вокруг станет поменьше.
Алинка счастливая, переобувается и убегает, а я, с лыжами под мышкой, иду заливать горе алкоголем. Валере издалека показываю фигу, он в своей близорукости этого не понимает и радостно машет руками. Наши мальчики пыхтят в лягушатнике. Твердый плуг и ни на йоту вперед.

Оставляю лыжи внизу и еду с новоиспеченным поклонником наверх на экскурсию. М-да… Погода шепчет: «Займи, но выпей». Пока добираемся наверх, кости замерзают так, что при ходьбе стучат.
Мальчикам нашим тоже, вероятно, надоело страдать ерундой, потому что, собираясь ехать вниз, я встретила их на выходе с креселки, матюгающихся, замерзших и злых, как стадо диких мамонтов.
В тот день до вечера мы дожили с огромным трудом и, приняв на грудь очень приличное количество горячительного, позорно отрубились в 9 вечера.

Утро, нам сегодня надо уезжать. Добираемся по непроходимым сугробам до «Чегета» и там узнаем занятную новость – сошли лавины и дороги от Чегета до Нальчика нет. То есть уехать сегодня вниз нереально. Билеты на паровоз тю-тю… Подсчитываем с Алинкой оставшиеся деньги. М-да, не густо. Но если с умом – на несколько дней хватит.
Идем завтракать: я, Алина и Юра впереди, остальные отстав от нас вяло бредут, понурив голову. Втроем зашли в кафешку. Наших что-то долго нет, чего они там копаются на улице? Вдруг раздается удар, с крыши валится снег. Недоумеваем. Через десять минут в кафешку вваливаются остальные. Мама мия! Они словно слеплены из плотного мелкого снега. Наружу торчат одни глаза.

- Там, там, там лавина сошла, и нас зацепила, но не сама лавина, обратка, такой кошмар! Темно, потом еще темнее, а потом такая белая стена и все ближе, ближе. Народ, как завороженный, стоит и смотрит. А потом кто-то крикнет: «Братцы, да она же на нас идет!» И все как побежали! Кто куда! Я сначала за деревянный дом побежал, а потом подумал, что его снесет, и за каменный рванул.
- А я, а я думаю – вынесет меня Вовка или нет? Сразу вспомнил, что надо падать вниз лицом и сверху курткой накрываться, чтобы воздушная подушка была… Ну я и упал…

Мы сидим, раскрыв рот. Похоже, что до Нальчика нам действительно сегодня не доехать… Идем в общагу, чтобы решить вопрос с жильем. И вдруг видим, что на выезде стоит «на пару» микроавтобус и вещи из него какие-то выгружают.

- Скажите, вы случайно вниз не поедете?
- Поеду, только прямо сейчас, дороги нет, авось проскочим.
- Возьмите нас с собой, дяденька!!!
- А вас сколько?
- Шестеро, но мы маленькие!
- Девчонки?
- Четверо ребят и нас двое.
- Ребята – это хорошо, выталкивать будут!
- Будут, будут, они крепкие!
В сумасшедшем темпе собираем вещи, грузимся в автобус.
- Готовы?
Мальчики все еще пришиблены лавиной, поэтому отвечаем за них.
- ДА!
- Тогда поехали.

И мы поехали… И как поехали! Мы втискивались в такие щелки между завалами, мы так виртуозно объехали валяющийся поперек дороги автобус, мы обогнали стадо баранов, которое бежало впереди нас и не могло никуда свернуть, потому что по краям дороги намело сугробы по 1,5 метра – и все это, не снимая ноги с газа и выдерживая среднюю скорость 80 км!!!
Веселья добавлял Дима, который всю дорогу не мог прийти в себя и примеривал лавиноопасную ситуацию на все, что видел вокруг.

- Если в лесу тебя застанет лавина, то нужно стать за дерево…
- Дима, лавина сломает дерево, и тебя придавит и деревом и лавиной!
- Тогда нужно найти самой большое дерево стать спиной к лавине и обхватить ствол. А когда лавина придет, нужно быстро разжать руки, чтобы их стволом не задавило!

А в Нальчике была весна… Никакого намека на снег, солнышко, ручейки журчат…

Автор: Троя
0