Прямой эфир

Я б в инструкторы пошел, пусть меня научат
Логично ! Пробуксовка колес автомобиля ведет к снижению КПД механизма - соответственно, к потере времени....
ZTL 17.06.2019
Я б в инструкторы пошел, пусть меня научат
Резаное ведение - чистое СКОЛЬЖЕНИЕ по заданной траектории. А, любое проскальзывание - это аналогия...
borisign 17.06.2019
+11

Окрыление энергетиком: восточно-германский след (часть II)

Saxon Лента автора 11 Июня 2013 (16:28) Просмотров: 1173 3

Каждое лето ведущий мировой производитель энергетических напитков, австрийская компания Red Bull, организует специальную программу пребывания в Австрии лучшей горнолыжницы планеты, американки Линдси Вонн. В программу Athletes Special Program (ASP), в том числе, входит проживание в одном из лучших курортных отелях неподалеку от Инсбрука и Зальцбурга, а также курс физической подготовки и тестов к следующему сезону на базе футбольного клуба FK Salzburg, неподалеку от Зальцбургского аэропорта.


Здесь же, на восточной окраине Зальцбурга, в городке Тальгау, находится диагностико-тренировочный центр Red Bull, компании, которая является одним из главных спонсоров спортсменки. Наблюдает за программой ASP бывший тренер команды Австрии по скоростному спуску Роберт Тренквальдер. «Диагностический центр предоставит свои услуги любому, кто сюда обратится, — говорит Тренквальдер. — Мы проведем всесторонние тесты и определим вашу быстроту, силу и выносливость».


Роберт Тренквальдер хорошо знает, что посещение Тальгау может привести к самым негативным отзывам в прессе для любого спортсмена топ-уровня, в том числе и для Линдси Вонн. Все началось пять лет назад, когда Вонн одержала свою первую победу в общем зачете Кубка мира, выиграв Большой хрустальный глобус. Тогда сразу несколько европейских изданий впервые упомянули ее связь с Берндом Панзольдом (Bernd Pansold). Именно в Тальгау, в помещении бывшей оловянной фабрики, размещается специальная спортивная лаборатория, которой и руководит 71-летний «Доктор Допинг».

Панзольд сыграл одну из ведущих ролей в печально известном скандале вокруг спортсменов из команды бывшей ГДР, когда тысячи молодых людей были вынуждены в огромных количествах принимать анаболические стероиды, что самым негативным образом сказывалось на их здоровье. В 1998-м году Бернд Панзольд был признан виновным, а в 2003 году, по приглашению генерального директора компании Red Bull Дитриха Матешица, стал руководителем спортивной лаборатории в Тальгау.

В настоящее время нет прямых доказательств о применении допинговых средств Линдси Вонн, или какого-либо другого спортсмена-горнолыжника, которого поддерживает Red Bull, однако прямой контакт с Берндом Панзольдом делает их крайне уязвимыми для World Anti-Doping Agency (WADA), особенно в преддверии олимпийского сезона и Олимпиады в Сочи.

Именно корпоративное спонсорство является на сегодняшний день очень большой проблемой, когда для компании важен результат, очень часто — любой ценой. Для американской горнолыжницы это весьма актуально, так как она не получает никаких денег от Ассоциации лыжных видов спорта США (USSA) и поэтому крайне зависима от поддержки спонсоров. Получается, что у компании Red Bull есть дополнительные рычаги, способные повлиять на выбор медицинского обслуживания.

Компания Red Bull стала поддерживать Линдси с 2005 года. Помимо безбедной жизни важнее всего для спортсменки стала возможность тренировок с персональным высококвалифицированным австрийским тренером, регулярные тренировочные сборы на базе в Австрии, возможность перелетов в Европу на самолетах компании Red Bull, а также постоянная работа для ее младшей сестры. Пресс-секретарь Вонн вначале отрицал, что горнолыжница из США когда-либо общалась с Панзольдом, однако позднее появилась информация о «нескольких визитах вежливости» в Тальгау.

В свою очередь Бернд Панзольд, который дал несколько интервью американской The Daily News, заявил, что Вонн дважды посетила его в прошлом году. «Она очень хорошая девочка», — так отозвался «Доктор Допинг» о 28-летней американской горнолыжнице, подчеркнув, что программа подготовки спортсменки утверждается ее персональным тренером Мартином Хагером.

Несмотря на все это, остается неясным, насколько Линдси и ее наставники в курсе о прошлом Панзольда, тем более, что посещения Тальгау явно не хотят предавать огласке — спортсменка обычно живет в пятизвездочном отеле Schwartz около Инсбрука, а в Зальцбург прилетает на частном самолете.


Бернд Панзольд — один из сотен врачей и тренеров, которые принимали участие в системных программах подготовки спортсменов в бывшей ГДР. После окончания «холодной войны» многие из них нашли работу в различных центрах и лабораториях за границей. Этот факт до сих пор является источником беспокойства МОК и национальных антидопинговых агентств. Многочисленные свидетельства показывают, что Панзольд был одним из ведущих специалистов по подготовке женской «чудо-команды» ГДР по плаванию, когда спортсменки принимали препараты для увеличения объемов мышечной ткани. Кроме того, Панзольд тесно сотрудничал со Штази (Stasi) — Службой безопасности Восточной Германии в 70-80-х годах. В результате в том числе его деятельности пострадали девочки-подростки в возрасте от 13 лет, которые были вынуждены принимать сильно токсичный препарат turinabol. Пострадавшие перенесли побочные эффекты, такие как изменение тембра голоса, опухоль печени, нарушение циклов овуляции и сильное увеличение волосяного покрова на лице и теле.


Свидетельства некоторых пострадавших привели к судимости Панзольда в 2000 году за «Beihilfe zur Koerperverletzung» — содействие в причинении вреда человеческому организму. «Нам было запрещено отказываться, — свидетельствовала бывшая пловчиха Кристиана Кнаке-Зоммер в зале Берлинского суда. — Таблетки и уколы уничтожили меня физически и эмоционально».


В качестве свидетеля в Берлинский суд был приглашен Андреас Кригер, который в 80-х годах носил имя Хайди Кригер и был женщиной. С 1975 по 1989 годы Панзольд работал врачом спортивного клуба берлинского «Динамо», а также сотрудничал с Академией спорта в Берлине, которая была тесно связана с правительственными структурами ГДР. Именно в «Динамо» чемпионка мира по толканию ядра Хайди Кригер подверглась «стероидной маскулинизации», которая в результате завершилась сменой пола.


«Я и сегодня продолжаю утверждать, что они убили Хайди, — сказал Кригер в одном из интервью компании BBC. — Хайди была убита этими таблетками, ее нет больше. Трудно сказать, остался бы я Хайди или нет, но, возможно, я решил бы это самостоятельно. Это решение у меня отняли».

Панзольд не был лично вовлечен в случай с Кригером, но как главный врач «Динамо», он контролировал систему обмана юных спортсменов, которым говорили, что они принимают безопасные витамины.

По сей день восточногерманский «Государственный план 14.25», специально разработанный для спортсменов-олимпийцев, остается ящиком Пандоры для всего спортивного мира с его допинговыми наркоманами, использующими разработки, методы и препараты Плана. К примеру, химические вещества, которые стали основой скандала BALCO, были основаны на тех же самых «коктейлях», изобретенных восточными немцами — тестостерон и эпитестостерон (epitestosterone) в равных долях, чтобы избежать лабораторного обнаружения. План действий системы отражен в сотнях страниц документов, которые были обнаружены в зданиях военных ведомств ГДР после падения Берлинской стены. Существуют многочисленные отчеты для Штази «Юргена Вендта» — именно таким было кодовое имя Бернда Панзольда.


«Есть опасность для спортсменов, — писал Панзольд в одном из отчетов в 1977 году. — Не исключена возможность продолжительного действия и отсроченных побочных эффектов (рак простаты, рак печени, и т. д.)». Здоровье спортсменов было отодвинуто на второй план: «Распределение стероидов и вся система допинга была строго засекречена, что касается атлетов, то они использовались в качестве политического инструмента государства», — гласит судебное заключение. В середине 1990-х пострадавшие спортсмены берлинского «Динамо» свидетельствовали о  злоупотреблениях, в которые оказались вовлечены десятки докторов и тренеров…

В 90-х годах Панзольд успел поработать и с горнолыжниками Австрии, в том числе с великим Херминатором — Херманом Майером. До 1998 года Бернд Панзольд работал в Олимпийском центре подготовки в Обертауэрне, куда приезжали многие спортсмены команды Австрии.


Однако клеймо «Плана 14.25» так напугало Президента Австрийского лыжного союза Петера Шрёкснаделя, что в 1998 году он официально запретил своей команде всякое сотрудничество с опальным доктором. «Я сказал тогда, что у нас не должно быть этого парня, — вспоминает  Шрёкснадель. — Я сам никогда не встречался с ним лично. Первое, что я сказал Херману (Майеру) — я не хочу видеть его около наших спортсменов. И Херман со мной согласился».


Тем не менее, в Обертауэрне продолжил работать коллега Панзольда, Генрих Бергмюллер. Именно с Бергмюллером продолжал сотрудничать и Майер. Правда, официально центр в Обертауэрне не считался тренировочной базой для австрийских горнолыжников, они приезжали туда, так сказать, в частном порядке.
  
После того, как Верховный Суд Германии утвердил обвинительный приговор Панзольда в 2000 году, генеральный директор Red Bull Дитрих Матешиц лично пригласил доктора на проект Thalgau.


По сообщению источников, близких к Линдси Вонн, спортсменка посещала в Тальгау центр физиологических анализов, включая анализ лактата крови. По словам ее тренера, Мартина Хагера, Панзольд обеспечивает «правильное соблюдение» спортивного режима Вонн. «Между нами существует обратная связь, которая дает нам возможность обсуждать результаты», — говорит Панзольд. Он утверждает, что они никогда не затрагивали тему стимуляторов или возможность их применения, а что касается «темного искусства допинга», то теперь это самая далекая от него тема. «Для меня с этим покончено, — говорит Панзольд. — С тех пор, как я работаю в Red Bull, никто не приезжал к нам с просьбой улучшить каким-то образом свои спортивные результаты».

Панзольда  часто называют «Leistungsdiagnostiker» — специалистом, оценивающим физические данные на основании тестирования, чтобы понять, как можно улучшить работу организма. Его специальность — контроль увеличения уровня молочной кислоты в мышцах, чтобы помочь атлету избежать перетренировок, как можно быстрее прийти в себя и повысить выносливость.

Хотя он никогда не свидетельствовал против себя на своем собственном судебном процессе, Панзольд не отрицает, что был частью того безумия, которое превратило Олимпийское движение в идеологический инструмент холодной войны и открыло дорогу допинговым средствам, которые проникли во все виды спорта? начиная с 1970-ых. «Понятно, что я был частью этой системы, — говорит Панзольд. — Но ведь я — тот парень, о котором всем все известно, а есть двести или триста таких же, как я, о ком еще нужно собрать информацию»…

В 2015 WADA собирается ввести в антидопинговый кодекс новое правило, запрещающее спортсменам-олимпийцам работать с врачами или другими специалистами, которые были «осуждены за преступную профессиональную деятельность в сфере применения допинговых средств». Данный пункт выйдет под заголовком  «Запрещенная Ассоциация».


В соответствии с этим Правилом предусмотрены жесткие санкции в отношении спортсменов, которые проигнорировали письменное предупреждение WADA и продолжили сотрудничество со специалистами из «черного списка». А список этот может быть очень большим — так, например, в книге Стивена Ангерлейдера «Золото Фауста» (Steven Ungerleider, «Faust’s Gold», 2001), названо около четырех сотен имен врачей и тренеров, обвиненных после объединения Германии. Однако лишь немногие из них предстали перед судом — большинство из них в настоящее время работают в Австрии, Австралии, России и Китае. «Есть список людей, которые в настоящее время тренируют и консультируют олимпийцев по вопросам так называемого высокоэффективного обучения, — пишет Ангерлейдер. — Возможно, с помощью запрещенных препаратов, возможно нет, — но они работают и экспортируют свои знания и опыт, полученные в ГДР»…
+11
0  
Захар Косых    12 Июня 2013 (19:24)   #
пока существует профспорт
будет вся эта доп-инфраструктура.
потому что текут деньги. и, чувствуется, немалые.
а все эти запреты и ограничения - детсад.
"ой-ой, не дружи с митей - он плюется"
все, что приносит деньги, в этой индустрии будет использовано.
если дерево гнилое
то сколько его не опрыскивай
оно все равно будет гнить.

 
  • 359
  • 78
  • 28
0  
mausefalle    13 Июня 2013 (11:27)   #
может, про пищевую промышленность поговорим? Во где химии-то... и денег. И никакого спорта.
  • 1
0  
novandrik    13 Июня 2013 (19:48)   #
В спорте мало полезного для общества и граждан. Пойдут пацаны вместо пива во дворе на горку? А ломать головы и руки вместо работы и учёбы, это, конечно, много лучше.
Хлеба можно не давать, а зрелища надь - вот для этого спорт нонешний очень подходящ.
А так плодятся орды бездельников (футболллеры и хоккеисты, конечно, впереди планеты всей - есть, конечно, ещё всякие басетболлеры и тайгервудсы) и дурной падают пример. "Отец читает газету - футболист заработал миллион долларов.
- Сынок, ты чего уроки да уроки - шёл бы мяч погонял".
Здоровый образ жизни, говорите, пропагандируется? Да, наверное, очень они, крепкие эти ребята, после выхода "на пенсию"... да даже гонять в футбол во дворе - и то не фонтан полезно.
Где пропаганда физкультуры и всяких там оздоровительных прогулок? Полезно - спору нет. Но скучно, пипл не схвавает...да и продать здесь мало, что можно.... А редбудьное спонсорство - это уж каждое лыкко в строку, яркий пример, не более...кока-кола с футболом тоже даёт жару...гадость одна, шоубиз и ничего личного...А работают пусть негры, ага...