0

Петухов, Крюков и Морилов будут бороться за малый хрустальный глобус

horohoro Лента автора 26 Ноября 2010 (10:24) Просмотров: 49 0
Сегодня в Куусаамо (Финляндия) кубковый сезон откроют лыжники-спринтеры. Старший тренер спринтерской сборной России ЮРИЙ КАМИНСКИЙ, спортсмены которого на Играх в Ванкувере завоевали полный комплект наград, рассказал об основных принципах и новшествах своей методики и заверил в том, что все его подопечные готовы не хуже, чем год назад. Он также объявил о намерении Алексея Петухова, Никиты Крюкова и Николая Морилова бороться за малый хрустальный глобус.
— Изменились ли ваши ученики после громких олимпийских успехов?
— Изменились, но звездной болезнью в ее классическом понимании, к счастью, не заболели. С одной стороны, ребята стали более ответственными. Но с другой — стали позволять себе и нечто, на мой взгляд, недопустимое. Например, опаздывать. Вроде бы меру своей ответственности все понимают, но, купаясь в лучах славы, позволяют себе, так скажем, не соответствовать этой ответственности. Расслабленность сказывается и на тренировочном процессе. Хотя тесты свидетельствуют об обратном.
— После общения с Никитой Крюковым возникло ощущение, что он в себе не уверен...
— Манера у него такая — порисоваться. Даже перед обычной контрольной тренировкой Никита на что-нибудь непременно пожалуется. Так было и перед стартом на Играх. Эту его манеру перенял и Александр Панжинский. В Ванкувере он до последнего момента уверял, что чувствует себя неважно. Но я видел, что состояние обоих очень приличное. Правда, на сто процентов оценить, вышли мы на пик формы или нет, не мог. Единственное, что я могу понять, глядя на бег лыжника, находится ли он в зоне оптимального состояния. Но если результат Панжинского сам по себе был свидетельством пика его формы, то с Крюковым не все так однозначно. Безусловно, он находился в зоне оптимального состояния, однако свою форму пиковой не считал.
— Александр Панжинский такой же ярко выраженный "классик", как и Никита Крюков?
— В определении стилей на первый план выходит антропология. Все "классики" — высокие, "конькисты" — ростом пониже. Из вновь пришедших ко мне пятерых ребят, пожалуй, только Михаил Куклин ярко не выделяется в каком-либо одном стиле.
— А психологически Панжинский ведомый, Крюков ведущий?
— Естественно. Саша смотрит на старшего товарища и хочет сделать так же. Но при этом Панжинский оптимально сочетает подражание с индивидуальным подходом и в конце концов в любом деле оказывается сам по себе. Ребята учатся исключительно на своих ошибках. Но учатся же, и это главное. Мне даже приходится подталкивать их к совершению ошибки, чтобы они чему-то научились.
— В нынешнем сезоне им будет сложнее, чем в прошлом?
— И намного. В первую очередь потому, что очень хочет реванша команда Швеции. У норвежцев многие лидеры уже на сходе, но это понятие относительное. 27-28 лет для спринтера возраст вполне боевой, да и молодежь у них подрастает хорошая. Чемпионат мира они проводят дома и однозначно хотят его выиграть. Поэтому нам надо быть готовыми к тому, что скорости возрастут еще больше.
— Что вы делаете для увеличения скорости своих учеников?
— Чтобы добавить максимально возможные две десятые процента, мы изменили методику работы, двинувшись в сторону сближения с длинными дистанциями. Но по технике, наоборот, от дистанции отдаляемся. Другими словами, пытаемся повысить выносливость, не упустив при этом мощность и частоту. При этом меняется и техника. Сейчас мы уже можем говорить о конкретных различиях в технике спринтера-классика и стайера-классика. А в том, что происходит в спринте и длинных гонках коньковым стилем, досконально еще не разобрались. С классикой проще потому, что при этом способе передвижения многое зависит от соотношения частоты и мощности. Коньковый стиль более вариативный: здесь важно учитывать особенности трассы, угол подъема... Например, двукратный олимпийский чемпион норвежец Петтер Нортуг успешно сочетает оба стиля потому, что при небольшом весе он способен развить высокую мощность.
— Правда ли, что его младший брат Эвен еще более талантливый?
— Может, и талантливый, но проявляет себя не так, как Петтер. Он уже выступает в разряде андеров (гонщики до 23 лет.— "Ъ"), однако в отличие от старшего брата, который в юниорском возрасте становился вторым на взрослом этапе Кубка мира, в подобных "подвигах" пока что не замечен. Лично я на одну доску их бы не поставил. Не только у норвежцев, но и у нас с резервом в спринте все в порядке. Об этом свидетельствуют по две победы на двух последних юниорских первенствах мира.
— Ваша команда после Олимпиады увеличилась с семи лыжников до двенадцати. Из каких критериев вы исходили, набирая молодежь?
— Было пожелание министерства, чтобы я готовил в общей сложности шестнадцать мужчин и женщин. Но поскольку достаточное количество женщин мы наскрести не смогли, то пришлось брать мужчин. Новички, самому старшему из которых 22 года, результаты показывают разные. И явного лидера среди них нет. Однако правильность нашего выбора подтвердили первые летние старты. Например, в июне в Отепя вторым был Панжинский, третьим — Куклин, а пятым (третьим из наших) — Валентин Девятьяров.
— Когда появилось четкое разделение в подготовке спринтеров и дистанционщиков?
— Давно. А наметилось это разделение в первую очередь из-за разницы в технике одновременного хода. Уже в Турине это очень ярко показали шведы, которые, как и норвежцы, готовят спринтеров по науке и системно. Но эталон все-таки норвежцы. Сначала они проводят исследования, затем селекцию, а потом спортсменов берегут. Не раз замечал, вроде бы человек пропал, но потом он вновь оживал.
— Кто, по-вашему, составит конкуренцию Нортугу, Крюкову и Панжинскому в ближайшее время?
— Швед Еспер Модин, норвежец Андреас Глэрссон, наш Глеб Ретивых.
— В каком возрасте заканчивается спринтерский век?
— В этом смысле я человек неопытный, надо хотя бы с одним поколением доработать. Но все мои ученики, если судить по тестам, прибавляют до сих пор. Даже 27-летний Алексей Петухов. Это значит, что резерв у них еще есть. Возможно, благодаря нашей методике. Мы тренируем скорость, потом переходим к выносливости, словом, работаем акцентированно. Естественно, пытаемся у кого-то что-то подсмотреть. В коньках, например, посадку. Чтобы выработать такую же, ребята работают без палок. И в этом огромный резерв. Быть может, даже ключ к победе в Осло. Правда, о тонкостях способа обыграть в Осло Нортуга я, понятное дело, распространяться не стану.
— Вы ежегодно вносите новшества в свою методику?
— Один год не похож на другой, как не похожи тренировки, трассы и сами спортсмены. Поэтому я постоянно в поиске. Главное — не заблудиться.
— Чего вы ждете от своих учеников в нынешнем сезоне?
— Как минимум пятеро спринтеров, те, кто бежал на Олимпиаде, готовы не хуже, чем в прошлом году. А по функциональным и скоростно-силовым показателям Никита Крюков, Александр Панжинский, Николай Морилов, Алексей Петухов и Михаил Девятьяров даже прибавили. Смогут ли они все это перенести на снег, мы скоро узнаем. Так или иначе, но Петухов, Крюков и Морилов настроены бороться за малый спринтерский хрустальный глобус. Классических гонок в этом году будет меньше, поэтому Никите осуществить задуманное будет труднее. Но мне кажется, что за последний год он прибавил и в "коньке".
 
0