Адреналин

Адреналин… Что за тайна в этом слове? Почему  на каждом шагу, кстати и некстати поминают гормон страха?
Адреналин… Что за тайна в этом слове? Почему на каждом шагу, кстати и некстати поминают гормон страха? Почему бы не вспомнить тестостерон с эстрогеном? Ведь эти гормоны и все, что с ними связано, мы любим куда больше! Так что же это такое - адреналин?

Помните тарантиновское «Криминальное чтиво» - как колют в сердце при передозировке наркоты, нарисовав фломастером мишень на груди?
- А она очнется?
- Моргнуть не успеешь!

Или репортаж с каких-нибудь экстремальных игр. Симпатичная дуреха-журналистка трещит в микрофон:
- … настоящие мастера экстрима мы видим как участники готовятся к старту их переполняет адреналин а нас с вами эмоции…

А вот, в милицейском обезьяннике берут интервью у юного дебила, который только что отнял пенсию у старухи:
- А зачем ты это сделал?
- Гы-гы-гы… Типа, адреналин…

Помните, как от злости потемнело в глазах? Это адреналин. А помните, задержали старт, и начали дрожать колени? Это опять адреналин. А помните… - это личное, но это тоже адреналин.

А бывает и так: подросток, желающий быть крутым экстремалом, колет лошадиную дозу адреналина в вену. Сначала легкое возбуждение (как перед стартом), потом учащается дыхание, темнеет в глазах, синеет кожа, потом начинается крупная дрожь, сужаются зрачки... Потом паралич дыхательного центра. И смерть. Это тоже адреналин.

Итак, адреналин или метиламинэтанолпирокатехин. Один из 32 основных гормонов человека, «кристаллическое вещество белого цвета, естественный поляроид, синтезируется надпочечниками вместе с норадреналином». А зачем синтезируется-то? Ведь мама Природа ничего не делала зря?

А у нее, у Природы семь пятниц на неделе: то оледенение, то жара, то потоп - вот и пришлось всем, кто хотел жить, обзавестись способностью к адаптации, но штука эта поначалу оказалось энергетически невыгодной. Ну нельзя же, в самом деле, всегда быть готовым ко всему, иметь семикратный запас сил, да и жрать соответственно. Кто попробовал, тех давно нет, а остальным пришлось приделать выключатель, чтобы срабатывал быстро и надежно. Так и появился у наших безмозглых предков механизм, запускающий резервные мощности - не по приказу, а по признакам надвигающейся опасности, по понятиям. Стало холодно - подкинуть дровишек, т.е. сахара, кровь убрать поглубже, чтобы тепло не тратилось, да и шерсть дыбом поставить - чтобы воздушная прослойка была потолще. Долго бегать пришлось - опять же сахара в кровь, кислорода побольше, если пищи нет - за собственные жировые запасы браться. Так и жили.

А жизнь была простой: если возникло что-то внеплановое - это или стихия, или враг, или пища.
А жизнь была простой: если возникло что-то внеплановое - это или стихия, или враг, или пища. В любом случае придется работать - убегать, догонять, хватать, отбиваться. То есть, при любой неожиданности нужно повысить содержание сахара в крови, усилить дыхание и начать разгон сердца - пригодится. А если схватят зубами за мягкие места? Значит, кровь нужно запрятать поглубже, чтобы не вытекла!

Для всего этого и появились в организме адаптационные гормоны, в первую очередь - адреналин. Пока все в порядке, их не видно, но как только начинает пахнуть жареным, они тут как тут, приводят организм в состояние «к запуску», который может вскоре последовать. Центральная нервная система еще думает, а тело, управляемое древними вегетативными нервами, уже готово ко всему!

Если речь о бегстве или драке - все кончается быстро, а вот если, к примеру, оледенение - это уже другое дело. Холод тянется изо дня в день, жрать нечего, тоска. Для таких бедствий предусмотрены более серьезные механизмы, которые запускаются в том случае, если адреналиновая штурмовщина подозрительно затягивается, а толку от нее нет. Но это уже другая история.

Вернемся к адреналину, то есть к «первой стадии адаптационного синдрома». Испуг, стресс - и вот уже сердце колотится, кожа бледная, сосуды напряглись, сахара в крови, как в сиропе… И тут мозг наконец соображает, что это не враг и не пища, а просто сосед за стеной в тещу стреляет! Что теперь делать? Нужно быстро сжечь лишнюю энергию, потратив ее на нагрев и мышечные сокращения - появляется дрожь, выступает пот, ритм сердца становится неровным и замедляется. Еще кое-что происходит: ну там, зрение ненадолго пропадает, когда и обморок случается. Даже, простите, описаться можно - но это уже мелочи. Главное, что мы пережили опасность, которой, возможно, не было.

Вот лыжник на старте - он боится? Еще как! Не того, что переломает ноги - он боится неудачи и позорного проигрыша
Со временем жизнь усложнилась, появились новые радости и новые страхи. Вот лыжник на старте - он боится? Еще как! Не того, что переломает ноги - он боится неудачи и позорного проигрыша. А райдер, который собрался под лавину? Он боится, что «у него не получится» - потому что это страшнее лавины! А парень, неумело «клеющий» свою сверстницу - он-то чего боится? Да уж известно, чего…

Но все рано или поздно проходит. Десятый раз, сотый, тысячный - стресс все слабее, а потом и вовсе стирается. Инструктор-парашютист, дожевывая пирожок, привычно шагает за борт, а шикарный бюст одной из курсанток волнует его куда больше, чем километры пустоты под ногами - и сахар у него в норме, и сердце не колотится. Вот теперь - без стресса и адреналина - начинается настоящий риск: ведь случись чего, неоткуда будет взять лишние силы, да и время на разгон организма уйдет порядочное.

Э! - скажет читатель, - а как же адреналиновая зависимость? Ведь целыми днями только и слышим, что «для адреналина» кто-то с моста прыгнул, а кто-то пошел быку хвост крутить?

Да, действительно, адреналиновая зависимость случается. Чаще всего, как следствие дисфункции надпочечников, иногда - при нарушении обмена веществ и избытке некоторых ферментов. Те, кто этим страдает, испытывают жгучую потребность в совершении рискованных поступков: воруют в магазинах, играют на игорных автоматах, лезут в драку с трезвых глаз - да мало ли, что еще делают… И правда, после каждого «приключения» они чувствуют себя лучше, а если лишаются глупого риска, то секреция адреналина и норадреналина подавляется, и им становится не по себе, а то и просто худо. А ведь и болезнь Паркинсона тоже начинается с дефицита адреналина и норадреналина. Но в горах вы вряд ли встретите кого-то, страдающего этой самой адреналиновой зависимостью: без адаптационных гормонов почти невозможно приспособиться к холоду, разреженному воздуху и резким физическим нагрузкам… В общем, заниматься спортом уже не получится, тем более, в горах…

Вот такой он, адреналин, гормон гнева и страха.



Другие статьи автора на сайте:
Живописцы, окуните ваши кисти
Как помочь коленям?
Откуда берутся травмы?
Главный лыжный вопрос