+1

Почему российские олимпийцы в Лондоне не могут совладать с собственными нервами

horohoro Лента автора 9 Августа 2012 (04:57) Просмотров: 74 0
«Московские новости» продолжают рассуждать на тему, что мешает российским спортсменам показывать на Олимпиаде в Лондоне свои лучшие результаты – те, на которые они объективно готовы. На вопросы специального корреспондента «МН» в Лондоне ответил один из ведущих отечественных экспертов по спортивной медицине и физиологии Петр Лидов.
 

— Собственно, начнем с главного вопроса: почему наши конкуренты в главных стартах показывают свой максимум, а мы, нередко побеждая их по ходу сезона, проигрываем?
 
— Потому что современный спорт перешел в стадию подготовки спортсменов с помощью нового поколения стимуляторов. Появились уникальные методики управления поведением и предупреждения патологического стресса. Если объяснять на пальцах. Существует целый ряд разрешенных (или, правильнее сказать, пока что не запрещенных)  методик, которые управляют эмоциями спортсменов. Наши основные конкуренты уже ими пользуются. Это подтверждают наблюдения за российскими, американскими и азиатскими спортсменами в Лондоне. Спорт перешел в стадию, когда необходимую дельту для победы дают спортивные ученые-физиологи.

— Поясните, зачем нужны эти методики.

— Простой пример. Олимпийский старт — это чрезмерный стресс и сверхнагрузка. Сердце бьется в патологическом режиме — 150-170 ударов в минуту. Резервы организма иссякают и возникает декомпенсация, проявляющаяся в  развитии переутомления. Поверхностный анализ выступления наших пловцов в Лондоне показал, что только два человека из всей команды прибавили по ходу соревнований. Остальные в отличие от китайских и американских соперников не в состоянии были повысить свои результаты. Одна из причин - способность биологов Китая и США держать стресс под контролем.

— Почему стресс не может снять обычный спортивный психолог, который есть в большинстве наших сборных?

— Психология, как субъективное направление деятельности, никогда наукой в классическом смысле слова не являлась. Наиболее выдающихся успехов добивались те психологи, которые имели колоссальный опыт и могли устроить максимально доверительные отношения со спортсменом. Эти отношения нарабатывались годами. В результате возникал фантастический эффект – психолог менял цепочку биохимических процессов, проходивших в головном мезге.  Таких психологов остались единицы. Да и зачем, когда существует строго научный подход, который поможет управлять эмоциями атлетов. Управлять – в самом прямом смысле слова.

— А вот с этого места давайте уже подробнее.

— На сегодняшний день у специалистов уже есть четкое понимание биохимической природы возникновения стресса. Существуют психогенетические исследования, как генотип человека связан с проявлениями эмоций, на кого и как они могут воздействовать. Для ученых сейчас нет сверхпроблемы побороть стресс. Грубо говоря, я даю вам, скажем «таблетку», которая воздействует на структуры ваших эмоциональных биохимических процессов. И вы либо избавляетесь от волнения, либо переживания ваши становятся минимальными. При этом работа с психологом становится не главной, а второстепенной частью психо-функциональной подготовки.

— Это сейчас метафора такая про таблетку?

— Нет, почему же? Есть нейропептиды точечного действия, которые повышают пороговый уровень развития патологического стресса, или как принято называть, дистресс-синдрома. При этом они не воздействуют, например, на сон, не тормозят реакцию, не запрещены, не наносят вред здоровью. Возьмем стрельбу, в которой сборная России в Лондоне показала неожиданный результат. Уровень напряжения на Олимпиаде доходит до того, что спортсмен попадает в шестерку, когда на тренировках и даже на мире выступал безупречно. Одновременно китайские стрелки потрясающе спокойны, а американцы перед финалом смеются и обсуждают обмывание медалей, которых еще не заработали.

— В России есть то, о чем вы сейчас говорите – то есть, спортивная нейрофизиология?

— Правильнее сказать, есть квалифицированные кадры и есть единичные успехи. Системное привлечение спортивной нейрофизиологии  дало бы мощнейший импульс в плане результатов сборной России. Но несовершенство спортивной науки и в частности тендерной политики препятствует развитию новых направлений в науке, но это уже долгий и отдельный разговор..

— Какие-то конкретные шаги по внедрению этих разработок уже предпринимались?

— Предпринимались. На уровне отдельных федераций об этих разработках известно. Нужна политическая воля и  создание определенной межведомственной государственной структуры, которая бы отвечала (ответственность – это принципиально) за развитие научного обеспечения спорта и конкретно спортивной нейрофизиологии. Это ведь не работа одной группы, одного института, Федерального медико-биологического агентства, Олимпийского комитета России  или Минспорта. Если поторопимся, то за полтора года до Сочи мы еще сможем теоретически успеть догнать наработки соперников.

Источник: mn.ru
+1