Записки натуралиста

  • "Ски маст дай" - популярная бордическая идея
    "Я убью тебя, досочник" - старинная лыжная песня

Как ни печально, но многие современные авторы безответственно тиражируют заблуждения, касающиеся повадок и образа жизни лыжебордеров. Как честный естествоиспытатель, я хотел бы развеять хотя бы часть мифов и рассказать правду об этих забавных существах.


Начну с того, что лыжники и бордеры ничего не имеют друг против друга - особенно те, которые умеют кататься. Замечено, что в горах лыжебордеры всех пород часто пасутся вместе, демонстрируя похвальную доброжелательность и взаимовыручку. Такие же качества старается проявлять и тот молодняк, который усердно учится пользоваться соответствующими снарядами в надежде скоро присоединиться к немногочисленным счастливым стадам опытных собратьев.

Иногда все же встречи лыжников и бордеров приобретают драматический оборот, но такое всегда провоцируется особями, не только не умеющими кататься, но и не собирающимися когда-либо уметь. Причина этого явления неизвестна, согласно одной из гипотез, неудачи в освоении лыж и досок портят характеры мирных от природы катальщиков. Возможно также, что врожденные аномалии развития приводят к агрессии и не позволяют научиться ничему хорошему. Оставив в стороне этот сложный вопрос, я хочу поделиться некоторыми характерными наблюдениями. Спешу заверить, что все нижесказанное относится к усредненным лыжебордерам, а любое сходство с конкретными особями является случайным.

Средний лыжник лет на 5 старше среднего бордера, и столь незначительное различие является главной причиной конфликтов среди городских катальщиков, вырванных из естественной среды. Скученность катальщиков вызывает парадоксальную реакцию, описанную еще И.Тургеневым: отцы-лыжники стараются усовершенствовать мораль и манеры детей-бордеров, а те - указать отцам их законное место.


Из-за особого устройства нижних конечностей лыжник всегда проигрывает бордеру в срочной конкуренции за сортир и иные культурные объекты. Но если нужда настигает в полевых условиях, тогда проигрывает бордер - лишенный палок и возможности переставлять ноги. Если же ввиду крайней необходимости он съезжает по целине под обрывчик, то не может с уверенностью сказать, когда вылезет обратно и вылезет ли вообще.

Замечено, что любимым занятием лыжебордеров является езда на бугельном подъемнике. Если подъемник снабжен двухместным насестом, то редкий лыжник поедет на нем в компании бордера, и наоборот. Иногда смешанные пары все же выезжают, но обычно не достигают и середины дороги. То, что происходит в пути, не имеет аналогов в живой природе.

Дружный подъем лыжников и бордеров на многоместном кресле не столь зрелищен, но также исполнен драматизма. Сентиментальные бордеры путешествуют в обнимку с досками, а те, будучи колеблемы ветром, лупят попутчиков, не разбирая звания, пола и возраста. Напротив, лыжники оборудованы длинными палками, которые легко проникают в складки бордических одежд и крепко там застревают.


Бордеры прикреплены к снаряду таким образом, что взирают на окружающий мир только с одного борта, то же, что находится по другую сторону, остается для них сумеречной зоной. А там... там вовсю роятся тени, проскакивают лыжники, а то из ниоткуда вдруг возникнет еще один бордер, развернутый в обратную сторону, но быстро сближающийся с первым.

Лыжник, как известно, обожает быструю езду - иногда настолько обожает, что едет быстрее, чем ему положено по чину... Но лыжи - самая важная часть любого лыжника - по своей природе очень своенравны и к тому же, любят быструю езду еще больше. Когда они выходят из повиновения, лыжник сразу же перестает понимать, куда он едет, откуда и зачем.

Главной составной частью бордера является доска, которая не любит льда и крутых склонов, а особенно - перегибов. Когда бордер вдруг выезжает на крутяк, доска соглашается ехать дальше только боком, и чем круче склон, чем тверже лед, тем громче издаваемый ею скрежет. Повинуясь инстинкту, бордер прибавляет звук в нательном плейере, и ни матерные вопли, ни сирены уже не заставят его обернуться.


Кроткие бордеры не столь склонны к быстрой езде, как к святости и мученичеству. Часто бордеру, едущему посередине трассы, является некое знамение, тогда он мгновенно разворачивает доску поперек склона, и садится прямо под лыжи едущих сзади! А то и не садится спиной к ним, а встает на колени и обращает скорбный взор на летящую сверху недружелюбную орду.

Лыжники сделаны таким образом, что падая, рассыпаются по частям: сначала одна лыжа, потом другая, там, глядишь, очки, а вон и оторвавшийся от веревочки скипасс. Двигаясь по следам и спотыкаясь на каждом из них, можно найти и самого лыжника, лезущего вверх для воссоединения. В такой момент его лучше не беспокоить, поскольку лыжник может счесть вас виновником своего распада.

Как известно, бордеры ведут стайный образ жизни, короткие периоды активности сменяются у них длительным обездвиживанием. Лыжники пугаются обширных лежбищ, издают всякие звуки и нецензурные выражения. На самом же деле, бордеры в это время совершенно безобидны, лежбище можно пересекать в любом направлении, можно остановиться, рассмотреть понравившегося бордера и потрогать его рукой.

Лыжники не образуют лежбищ, а собираются по двое-трое у самых толстых и высоких деревьев на обочине трассы. Замечено, что у них всегда есть стеклянный предмет, по форме очень похожий на подзорную трубу. Собравшиеся лыжники по очереди берут трубу и направляют ее вверх, запрокинув голову и издавая странные булькающие звуки.



Если трасса густо населена, то бордеры разумно держатся ближе к обочинам, чтобы не попасть под не в меру быстроходных лыжников. Но и лыжники, чтобы остановиться, тоже сворачивают к обочинам - вот там-то и происходят пересечения жизненных путей: скорости уравниваются, глаза встречаются, раскрываются братские и сестринские объятия, раздаются тихие вежливые слова.

Иногда где-то рядом проходят соревнования по жестким дисциплинам - чаще лыжным, иногда бордическим. Случается, что какому-нибудь спортсмену нужно срочно попасть вниз, а самый лучший путь туда всегда лежит по самой населенной трассе. И что тут начинается! Бордеры прячутся за лыжников, лыжники за бордеров, и все плохое забывается.

Чуть не забыл! Еще бордеры боятся Черного Лыжника - встреча с ним предвещает несчастья, а если спросить у Черного Лыжника дорогу, то он укажет такой путь, что наверняка заблудишься. А вот лыжники в волшебных бордеров почему-то не верят - ни в черных, ни в белых.

Автор: Skipper (лыжник)
Иллюстрации: Валентин Zuk (бордер)



Другие статьи автора на сайте:

Живописцы, окуните ваши кисти
Как помочь коленям?
Откуда берутся травмы?
Главный лыжный вопрос
Адреналин
Между нами, стукнутыми
Спиною чую
Кляйнарльская Тигрица